Статьи

Пенсии пойдут на кризис. Минфин придумал, куда деть замороженные накопления

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

Замороженные пенсионные накопления россиян за 2015 год частично будут направлены на формирование антикризисного резерва, который может быть использован на поддержку компаний финансового и нефтегазового сектора, сообщил глава Минфина Антон Силуанов.

За счёт накопительной части пенсии, замороженной в 2015 году, бюджет сэкономит 309 млрд рублей на трансферте в Пенсионный фонд России (ПФР), сообщил министр финансов РФ Антон Силуанов. Глава Минфина добавил, что правительство планирует перевести как минимум 100 млрд рублей из бюджета этого года на следующий год, направив их в т. н. антикризисный фонд.

«В следующем году в результате введения моратория на накопительную составляющую пенсии у нас будут сэкономлены 309 миллиардов рублей, они будут учтены в бюджете. <…> Мы намерены в рамках того резерва, который у нас был в этом году, остаток его плюс неисполненные в текущем году бюджетные ассигнования направить в так называемый антикризисный резерв текущего года, который может перейти на следующий год», — цитирует Силуанова РИА Новости.

Операция «заморозка»

Правительство заинтересовалось накопительной частью пенсии, как только в ней сформировалась внушительная сумма. В прошлом году у кабмина возникла идея использовать эти средства для решения текущих проблем. Под предлогом проверки негосударственных пенсионных фондов (НПФ) и необходимости создания страхового фонда для выплат клиентам обанкротившихся НПФ все пенсионные накопления за 2014 год были заморожены. Благодаря этому манёвру правительству удалось сэкономить порядка 243 млрд рублей.

Второй раунд заморозки накопительной части пенсии, на этот раз на 2015 год, наступил в августе, когда правительство ввело соответствующий беспрецедентный мораторий. По задумке кабмина, накопления должны быть направлены на формирование страховой пенсии, то есть на выплаты нынешним пенсионерам.

«Соответственно, те взносы, которые в 2015 году должны были пойти в накопительную составляющую, увеличат пенсионные права граждан в распределительной составляющей», — говорил ранее министр труда и социальной защиты Максим Топилин.

Наряду с заморозкой пенсионных накоплений правительство активно рассматривает вопрос отказа от накопительной части. Глава Минтруда высказал мнение, что она является неэффективной.

Позицию Топилина поддержала вице-премьер РФ Ольга Голодец, которая считает, что накопительная часть пенсии не обеспечивает таких же прав, как современная распределительная система. По мнению Голодец, накопительная часть должна стать добровольной.

«Вопрос (отказа от накопительной части — ред.) активно обсуждается, и прежде всего обсуждается вопрос о переходе на добровольную систему накоплений, то есть те граждане, которые примут для себя решение, будут персонально заключать договоры с НПФ, будут иметь очень понятные правила накоплений, очень понятные ожидаемые результаты накоплений», — заявляла Голодец.

Поддержка столпов

Средства, выделенные в антикризисный фонд, при необходимости будут направляться на поддержку ключевых предприятий финансового и нефтегазового секторов, отметил Силуанов.

Помощь государства действительно может понадобиться российским банкам, нефтегазовым и оборонным предприятиям, которым фактически закрыт доступ на западные рынки капитала из-за санкций ЕС и США.

Ранее глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев обещал господдержку компаниям, которые из-за санкций Запада рискуют не реализовать свои инвестпрограммы. МЭР заинтересовано в воплощении в жизнь ряда проектов, в том числе программ по добыче нефти на северном шельфе.

По словам Силуанова, уже в этом году попавшие под антироссийские санкции «Роснефть» и НОВАТЭК могут получить финансовую помощь из фонда национального благосостояния (ФНБ).

Вообще, практика, когда различные фонды, в том числе и пенсионные, не лежат мёртвым грузом, а используются для фондирования крупных компаний и проектов, достаточно распространена в развитых странах.

«Нет ничего проще, как взять какие-то крупные фонды и отправить компаниям, которые играют роль столпов нашей экономики и отсечены от заимствований на западных рынках», — говорит главный экономист Института фондового рынка и финансирования Михаил Беляев.

В свою очередь, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин отмечает, что «у Минфина в кармане федерального бюджета лежит свыше 8 трлн рублей. Если он хочет заморозить 300 млрд рублей, но не хочет использовать 8 с лишним триллионов, то это очень серьёзный вопрос к Минфину, потому что это неадекватная постановка вопроса, это, скорее, саботаж и провокация», — поделился экономист с АиФ.ru.

Делягина удивляет, что попавшие под санкции Запада российские корпорации, вместо того, чтобы исчерпать все возможности экономии и проанализировать все возможности получения кредитов за пределами РФ, рассчитывают на помощь государства.

«Я не поверю, что не был проведён тщательный анализ ситуации в Латинской Америке, в арабских странах, Китае, то есть в местах, где есть свободные деньги, и нигде не смогли ничего получить. Они могли получить меньше, чем нужно, но вполне могли что-то получить вне западных рынков. Я думаю, что наш государственный бизнес сильно забюрокрачен и поэтому он не стал напрягаться, а просто захотел залезть в карман государства. Карман государства — это резерв последней инстанции, и в другом государстве, пока бизнесмены не использовали бы все иные возможности, они бы даже не посмели заикнуться о возможности получения государственной поддержки», — рассуждает Делягин.

Внутренние проблемы

Невозможность получать кредиты на Западе и вытекающая отсюда необходимость спонсировать попавшие под санкции корпорации за счёт государства, могла бы оказаться незаметной, если бы в России не был создан искусственный денежный голод. Почему наши компании предпочитали занимать в ЕС или в США? Потому что условия для получения кредитов там гораздо выгоднее, чем в РФ. По мнению Беляева, корпорациям следует обратиться к российской внутренней банковской системе, где есть немалые деньги, а не искать кредиты за границей.

«Иногда надо идти не самым простым путём, не перекладывать из одного кармана в другой. С помощью наших министерств и ведомств, которые должны отвечать за развитие нашей внутренней экономики, предпринять ряд шагов для того, чтобы эта экономика начала развиваться. Я имею в виду и ЦБ, у которого есть достаточное количество денег, вот только нормативные требования по отношению к банкам и высокая ключевая процентная ставка не дают банковской системе возможность полномасштабно развивать внутренний кредитный рынок. ЦБ вводит высокие требования и нормативы и держит под тем предлогом, что таким образом он заботится об укреплении и усилении устойчивости банковской системы. Но мы должны понимать, что устойчивость банковской системы зависит вовсе не от каких-то бухгалтерских показателей, а от прочности, стабильности, динамичности и эффективности нашей внутренней экономики, потому что банки работают с реальным сектором экономики, с производственным сектором», — пояснил Беляев АиФ.ru.

С тем, что российские компании вполне успешно могут кредитоваться внутри нашей страны, согласен и Михаил Делягин. «Изменение макроэкономической политики, её оздоровление, её приведение в соответствие с макроэкономической политикой развитых стран автоматически ликвидирует потребность российских корпораций во внешнем финансировании. Но для этого государство должно служить не своей стране, а глобальному бизнесу», — заключает он.

Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.