Статьи

Накопленному не верить

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

Накопительная часть пенсии российских граждан заморожена и на 2015 год. Как сообщил министр финансов России Антон Силуанов, благодаря этому трансферт из федерального бюджета в Пенсионный фонд России сократится на 309 млрд рублей. Часть этой суммы пойдет на формирование антикризисного резерва. Можно порадоваться за бюджет. Но стоит ли радоваться пенсионерам?

Нет повести печальнее на свете...

Перманентная революция, о которой мечтал Лев Троцкий, свершилась. Но только на ниве пенсионного обеспечения граждан. Вопреки общепринятому мнению, с 2002 года пенсионная система Российской Федерации реформируется практически непрерывно.

"В 2002 году все было совершенно прозрачно: умножаешь свои ежемесячные пенсионные отчисления в страховую и накопительную части на 12 месяцев, затем на 12 лет и получаешь свою пенсию за вычетом базовой части, которая утверждается государством",— с ностальгией вспоминает Сергей Смирнов, директор Института социальной политики и социально-экономических программ НИУ ВШЭ. Именно простота пенсионной формулы, по его мнению, во многом способствовала тому, что население поверило в новый механизм.

Проведенная в 2002 году реформа предусматривала смену парадигмы. Теперь пенсионные выплаты шли частично на выплаты существующим пенсионерам, а частично — на собственную пенсию (накопительная часть). Но уже с 2005 года накопительной части лишили тех, кто родился ранее 1967 года. Далее происходило еще много чего: менялись орган сбора, ставка отчислений, вводилась система софинансирования. Неизменным оставалось только одно: процент дохода на накопительную часть редко у какой управляющей компании рос быстрее инфляции. Что неудивительно: закон устанавливает весьма консервативную стратегию управления, которая просто не может угнаться за двузначной инфляцией.

В 2013 году начался новый этап перманентной пенсионной революции. Гражданам предоставили право выбрать, платить взносы в накопительную часть или оставить их в страховой, пенсионная формула изменилась: теперь надо не только получать большую белую зарплату, но и проработать с такой зарплатой не одно десятилетие. При этом расчет ведется не в абсолютных цифрах, а в баллах, вес которых будет менять в зависимости от возможностей федерального бюджета.

С 2014 года выплаты в накопительную часть замораживаются, то есть не поступают в управление. А сейчас идут разговоры о том, что накопительную пенсию нужно сделать добровольной. Министр экономического развития Алексей Улюкаев ранее (26 августа) говорил, что считает отмену обязательной накопительной части пенсии после 2015 года нецелесообразной. "Отмену считаю нецелесообразной, а обсуждение отмены считаю целесообразным",— сказал господин Улюкаев.

Новый виток реформы — предложение Минфина отменить базовую часть пенсии. Заместитель министра финансов Алексей Лавров заявил, что это коснется тех, кто начнет трудовую деятельность с 1 января 2015 года. Данное предложение содержится в параметрах федерального бюджета на 2015-2017 годы, предоставленных Минфином. По примерным подсчетам, отмена базовой части пенсии позволит государству сэкономить 30,5 млрд, 96 млрд и 169,9 млрд руб. в 2015, 2016 и 2017 годах. Сегодня средняя пенсия в России составляет менее 12 тыс. руб., из них базовая — 4 тыс. руб.

"Тот же Закон о занятости сущностно не менялся с 1991 года, а пенсионная система подвергается кардинальным переменам уже который раз — последняя реформа была два года назад",— горюет господин Смирнов.

На свете счастья нет

"На самом деле, даже сегодня нет стимулов получать большую зарплату — всем известно, как мал размер пенсии",— говорит господин Смирнов. По его мнению, сегодня обязательная накопительная часть не играет никакой роли: "С точки зрения экономики есть НПФ, которые прибыльны, есть те, что убыточны, причем последних большинство. При этом государство говорит: мы-то страховую часть индексируем, а вот что будет с вашей накопительной частью — неизвестно".

До сих пор с накопительной частью, как уже было сказано, ничего хорошего не происходило. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что большинство граждан об этом и не беспокоились: недаром тех, кто перевел свои деньги в НПФ, было незначительное меньшинство. Вот и получается, говорит господин Смирнов, что вице-премьер Ольга Голодец и другие сторонники отмены обязательной накопительной пенсии правы: "Они говорят — отдайте все в страховую часть, мы гарантируем индексацию в соответствии с инфляцией. Плюс дефицит ПФР уменьшится".

Однако есть и другая сторона медали. "Подрывается доверие населения к пенсионной системе, подрывается самостоятельность решений,— объясняет господин Смирнов.— Независимо от финансовых результатов накопительная часть повышает ответственность населения за свое будущее".

К тому же рушится система НПФ, считает эксперт: "Им придется сливаться, укрупнятся, пока не останется один монополист, который будет управлять деньгами, например, 1 млн человек. Что такое 1 млн на всю страну? Ничтожная величина, которую легко забрать в общий госкотел".

"Отказ от обязательной накопительной части пенсии дает сигнал финансовому рынку о том, что длинных инвестиций теперь станет меньше и в целом в ближайшей перспективе не стоит рассчитывать на долгосрочные проекты. На данный момент существенная часть прироста активов управляющих компаний обеспечивается за счет пенсионных денег, однако теперь государство будет решать нынешние проблемы с пенсионными выплатами за счет будущих инвестиций",— говорит Евгений Шулятьев, начальник отдела государственного заказа, финансового планирования и отчетности Федерального агентства по делам молодежи.

Но, может быть, если сделать накопительную пенсию добровольной, будет лучше? Граждане сами будут решать, как инвестировать свои деньги, а государству только останется следить, чтобы они не достались мошенникам. "Очевидно, что самостоятельно население не готово в таких же объемах инвестировать средства в свои пенсионные накопления",— возражает господин Шулятьев. Население понесет деньги не столько в НПФ, сколько в банки, в недвижимость — это более понятные инструменты, считает господин Смирнов. Для экономики это не очень хорошо: будут надуваться финансовые пузыри, к тому же деньги на так необходимые инфраструктурные проекты с рынка взять будет невозможно.

Жить станет веселее?

Что будет с пенсионной системой при новой формуле? Дыра в пенсионном фонде, разумеется, сократится, считает господин Шулятьев, поскольку накопительная часть пенсий так называемых молчунов будет распределяться на текущие выплаты сегодняшним пенсионерам. "Не стоит забывать и про масштабы средств Пенсионного фонда: около трети всего федерального бюджета расходуется именно на пенсии,— говорит он.— Таким образом, ежегодного пенсионного бюджета может хватить на проведение четырех-пяти Олимпиад; расходы на пенсионные выплаты в 4,5 раза превышают расходы государства на ВПК. Денег, которые "собирает" Пенсионный фонд, на выплаты нынешним пенсионерам просто не хватает. Сегодня этот разрыв в бюджете финансируется за счет нефтяных доходов, и думаю, что в ближайшее время он будет увеличиваться".

Проблема в том, что соотношение пенсионеров и трудоспособного населения ухудшается и с этим ничего поделать нельзя. "Таким образом, у правительства может быть несколько решений: сокращать пенсии, повышать пенсионный возраст (однако пока оно к этому не готово) либо отдавать совсем небольшую накопительную часть на текущие выплаты,— говорит господин Шулятьев.— Но это все полумеры, и если цена на нефть не продолжит расти, что вряд ли произойдет, то в ближайшем будущем правительству придется принимать жесткие и непопулярные решения".

В общем, пока пенсионная реформа больше похожа на передышку, а не на решение проблем. Нежелание повысить возраст выхода на пенсию понятно — и дело не только в недовольстве населения. Часто вспоминают о том, что многие российские мужчины не доживают до пенсии. Но ведь и те, кто доживает, и мужчины, и женщины, часто имеют гораздо меньшую работоспособность по сравнению не только с более молодыми, но и со своими сверстниками из развитых стран из-за неэффективной медицинской системы. С другой стороны, стимулировать работать дольше в стране, где нет эффективно работающей государственной службы занятости, а работники старше 45 лет считаются нежелательными, означает просто обрекать людей на минимальную пенсию.

Похоже, решать эту непростую задачу правительству все же придется — и поскорее. К сожалению, здесь не тот случай, когда можно опираться на общественное мнение. "Большая часть молодых людей сегодня вообще не задумывается о том, что они будущие пенсионеры. Более 50% будущих пенсионеров называют молчунами, так как они до сих пор не приняли никакого решения о переводе своих средств в НПФ,— сожалеет господин Шулятьев.— Насколько остро сейчас для них стоит пенсионный вопрос, они осознают, только когда достигнут пенсионного возраста".

Татьяна Шестакова

Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.