Статьи

Маневр на два триллиона

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

Министр труда и соцзащиты Максим Топилин оценил потери Пенсионного фонда, Фонда обязательного медицинского страхования и Фонда соцстрахования более чем в 2 трлн рублей при снижении ставок страховых взносов с нынешних 30 до 21%.

Правительство сейчас обсуждает новые параметры налоговой системы. Предлагается, в частности, снизить налоги на труд и поднять косвенные налоги (НДС). Обсуждается возможность повышения подоходного налога с 13% на 2–3 п.п. Министр финансов Антон Силуанов в интервью «Газете.Ru» отмечал, что он против введения прогрессивной шкалы подоходного налога, но за повышение налогов на имущество богатых граждан. Речь также идет о введении налога на роскошь.

Снижение страховых взносов рассматривается как основной способ поддержки бизнеса и инструмент сокращения теневого сектора.

«Мы видим, что сейчас большая нагрузка на труд, большие прямые налоги в виде страховых взносов, хоть они и не считаются налогами, но тем не менее — такой же налог. Большие расходы на труд создают и большой объем теневого сектора, до сих пор большие объемы зарплат выплачиваются по конвертной схеме», — сказал министр финансов, выступая недавно с лекцией в Финансовом университете при Правительстве РФ.

Но снижение ставок страховых взносов приведет к резкому сокращению поступлений во внебюджетные фонды.

В 2015 году, по данным Росстата, фонд заработной платы (с учетом подоходного налога, но без учета страховых выплат) составил 18,4 трлн рублей. За 11 месяцев 2016 года — 17,5 трлн, и за год показатель, вероятнее всего, превысит 19 трлн. При единой ставке в 21% страховые сборы составят примерно 4 трлн рублей.

Таким образом, выпадающие доходы, действительно, можно оценить в 2 трлн рублей, как это сделал Максим Топилин.

Это очень грубая и завышенная оценка. Во-первых, из страховых выплат надо исключить платежи, которые делают за себя индивидуальные предприниматели и прочие самозанятые. Как сообщили «Газете.Ru» в Пенсионном фонде, взносы самозанятых страхователей за 2015 год составили 78,4 млрд рублей, или 2% в общем объеме взносов на обязательное пенсионное страхование. Данных за 2016 год пока нет.

Во-вторых, из суммы взносов необходимо убрать платежи в ФОМС за неработающих граждан, которые осуществляют регионы. Согласно отчету фонда за 2015 год, из общей суммы страховых взносов в 1,5 трлн за неработающих было внесено 616,3 млрд рублей.

В результате получается, что налоги на труд принесли примерно 5,3 трлн рублей в 2015 году. Снижение ставки до 21% даст дефицит не в 2 трлн, как сказал Максим Топилин, а в 1,3 трлн.

Впрочем, и это слишком много. Закрыть эту дыру за счет трансферта из федерального бюджета невозможно, поскольку он останется дефицитным как минимум до 2019 года.

Очевидно, расчет Минфина и Минэкономразвития строится на том, что снижение налога приведет к выходу зарплат из тени.

Способствовать этому должен и обсуждающийся запрет на выплату зарплат наличными. Это позволит жестче контролировать и наказывать тех, кто продолжит платить работникам вознаграждение «в конвертах».

В итоге сочетание стимула в виде пониженной ставки соцвзносов и перевода зарплаты в безналичную форму должне увеличить поступления во внебюджетные фонды. Правда, масштабы «обеления» труда должны быть очень высокими. Чтобы получить нынешние 6 трлн рублей взносов, необходимо увеличить фонд заработной платы примерно до 24–25 трлн рублей.

Исходя из средней зарплаты в 36,7 тыс. рублей в месяц в 2016 году, работодатели должны легализовать свыше 13 млн годовых зарплат.

Мягко говоря, это очень много. По оценкам экспертов и чиновников, примерно столько граждан работает, но не платит страховые взносы.

Вероятно, дыры во внебюджетных фондах могут заткнуть с помощью других источников. Можно ввести дополнительные взносы на пенсионное страхование для граждан, которые они будут платить сами из своей зарплаты. Можно ввести новые налоги, например налог на роскошь (дорогие покупки), или повысить налог на имущество.

«Введение прогрессивной шкалы налогообложения доходов граждан не ведет к кардинальному изменению доходной части региональных бюджетов и с этой точки зрения в течение нескольких ближайших лет нецелесообразно. Достигнуть же социальной справедливости можно и иначе. Например, увеличением дифференциации при налогообложении дорогостоящего имущества граждан», — говорил Антон Силуанов в интервью «Газете.Ru».

Налог на роскошь может быть дополнен все тем же ограничением на оборот наличных. Правительство обсуждает перевести в безналичную форму оплату крупных покупок. Ранее суммы покупок за наличные Минфин предлагал ограничить 300 тыс. рублей.

«Это правильно, это элемент обеления экономики. За счет этого инструмента можно было бы собрать больше налогов, сделать экономику более прозрачной», — подчеркнул он.

Оценить потенциальные объемы поступлений от налогообложения дорогих покупок не представляется возможным, поскольку нет даже примерных ставок.

Пока Минфин и Минэкономразвития не сообщают никакой официальной информации. Все, что обсуждается в публичном пространстве, является информацией от «источников». Будет ли вынесена новая конфигурация налоговой системы на публичное обсуждение в этом году, неизвестно.

24.02.2017 Газета.Ru
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.