Интервью

Две пенсии на одну старость

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники
Деньги, вложенные в негосударственные пенсионные фонды, самые защищенные в России
 
Каждый пятый россиянин перевел накопительную часть трудовой пенсии из государственного пенсионного фонда (ПФР) в негосударственные (НПФ). И хотя этот показатель растет, говорить о полном доверии людей к негосударственному пенсионному обеспечению не приходится. Однако, как утверждают эксперты, деньги, вложенные в НПФ, самые защищенные в России.
 
Кто и как обеспечивает эту защиту? Как выбрать НПФ? Сколько нужно платить в молодости, чтобы после выхода на пенсию не считать каждую копейку? На эти и другие вопросы ответил на «Деловом завтраке» в «РГ» исполнительный директор НПФ «НЕФТЕГАРАНТ» Юрий Охлопков.

Юрий Юрьевич, давайте начнем разговор со скандальной темы - незаконного перевода средств из государственного пенсионного фонда в негосударственные. Минфин России разработал проект, по которому в случае поступления двух жалоб клиентов на перевод средств без их ведома в НПФ, ПФР будет расторгать с ними соглашения. Это решит проблему?
 
Юрий Охлопков: Важно, какие будут предусмотрены существенные условия: за какой срок поступили жалобы, будут ли их классифицировать по видам. Кроме того, в большинстве случаев виноваты совсем не НПФ.

А кто?
 
Юрий Охлопков: Недобросовестные агенты. Какие бы ограничения НПФ ни ставили, как бы их не проверяли, получить стопроцентный результат невозможно. Например, когда приходят договоры, специалисты смотрят правильность оформления, наличие подписей, звонят клиенту, чтобы перепроверить информацию. Бывает, человек на том конце провода все подтверждает, а потом оказывается, что это совсем не тот человек. Есть случаи, когда агенты нанимают людей для ответов на такие звонки.
 
Если ограничение, предложенное минфином, будет введено, не будет ли ситуаций, когда начнут подставлять компании, чтобы выбить их с рынка?
 
Юрий Охлопков: Я не хотел сам озвучивать такую версию, но она напрашивается. И рынку это не пойдет на пользу. Он стабилизируется, в прошлом году НПФ привлекли рекордное количество застрахованных лиц, общее число тех, кто перевел из ПФР в НПФ накопительную часть пенсии, превысило 15 млн. человек.
 
Национальная ассоциация пенсионных фондов (НАПФ), наша саморегулирующая организация, стремится к унификации агентских договоров и правил сотрудничества НПФ с агентами. Главное, что фонды сами заинтересованы в сокращении до минимума числа незаконных переводов, такие случаи нам больше всего и вредят.
В наш фонд в прошлом году несколько раз обращались клиенты, которых без их и нашего ведома перевели в другие фонды, и они просили вернуть их назад.

Как это делается?
 
Юрий Охлопков: «Нечистоплотные» агенты тем или иным способом получают доступ к базам данных и штампуют документы, заочно переводя людей из НПФ в НПФ или из ПФР в НПФ. Но бывает, что человек лично подписывает документы, до конца не разобравшись, что к чему. Если бы все клиенты НПФ будут принимали осознанные решения, интересовались судьбой своих накоплений, то недобросовестным агентам было бы тяжело работать.
 
Как узнать, чем один фонд лучше другого?
 
Юрий Охлопков: Надо обращать внимание на три вещи. Первое - надежность. Смотреть, кто учредил фонд, каков объем пенсионных средств в управлении, сколько лет НПФ существует, опыт клиентских отношений. Второе - показатели эффективности, то есть инвестиционная доходность накопленным итогом, что ценнее, чем оценка ежегодной доходности. Третье - наличие пенсионных программ, которые бы удовлетворяли вашим пожеланиям.
 
Итак, в НПФ можно перевести часть будущей государственной пенсии плюс начать копить на негосударственную?
 
Юрий Охлопков: Да, есть накопительная часть трудовой пенсии и индивидуальная программа. Работодатель платит за каждого работника в пенсионный фонд 22% от суммы его зарплаты, шесть процентов из них идут на накопительную часть. И человек может перевести ее в НПФ.
 
Есть индивидуальные пенсионные программы. Когда человек обратится в фонд, ему рассчитают до копейки, сколько он должен вложить, чтобы потом получить желаемую негосударственную пенсию. Он также может выбрать срок ее выплаты. Важный момент: человек может в любой момент как вступить в программу, так и выйти из нее, не потеряв ни рубля, а, наоборот, с прибылью. То есть забрать все свои деньги вместе с процентами.
 
С каких лет надо копить пенсию по индивидуальной программе?
 
Юрий Охлопков: Моя точка зрения - с первого года трудового стажа. Чем раньше начнете, тем дешевле это обойдется. Например, вы хотите получать негосударственную пенсию в течение 15 лет по 10 тысяч рублей ежемесячно, вам надо умножить эту сумму на 12 месяцев и затем на 15 лет. Получается, у вас на счету должно быть 1,8 миллиона рублей. Накопить их за короткий срок будет сложно. Другое дело - за 40 или 30 лет.
 
Кстати, к моменту выхода на пенсию, к этому 1,8 миллиона рублей прибавится накопленный за годы инвестиционный доход. Так что реально сумма пенсии будет намного выше. У нас деньги «работают» до последнего рубля. Накопленные средства наследуются.
 
То есть если негосударственный пенсионный фонд удачно вкладывает деньги, можно в итоге получить больше, чем рассчитывал раньше? Но если - неудачно? Получим меньше? Или вы обязаны в любом случае выплачивать запланированные 10 тысяч?
 
Юрий Охлопков: Разнесение убытков от результатов инвестирования по счетам клиентов незаконно. Пенсионный фонд должен закрыть эту проблему из собственных источников. Так что меньше ваших 10 тысяч вы в любом случае не получите.
 
Вы сказали, что лучше всего начинать копить в 20 лет. Где гарантия, что через 30-40 лет фонд будет существовать?
 
Юрий Охлопков: Если говорить о нашем фонде, то НПФ «НЕФТЕГАРАНТ» учрежден ОАО «НК «Роснефть» - ведущей нефтяной компанией страны. Фонд не имел убытков от инвестирования в годы кризисов - я говорю о 2008 и 2011 годах. Накопленная доходность инвестирования фондом пенсионных накоплений (63,7% за период с 2006 по 2011 гг.) и пенсионных резервов (более 70% за аналогичный период) значительно превышает среднеотраслевые показатели. В нашем фонде с 2008 года функционирует профессиональная система риск-менеджмента и объеденный инвестиционный комитет с нашими управляющими компаниями. И, наконец, один из наших принципов работы - сохранение покупательной способности пенсионных взносов в долгосрочной перспективе. Так что будьте полностью уверены, наш фонд существовать будет, и результатами инвестирования будете довольны.
 
Но не у всех же так!
 
Юрий Охлопков: Что касается отрасли в целом, то государством установлены серьезные меры регулирования и многоуровневого контроля за инвестированием. НПФ контролируют ФСФР, ФНС и ПФР. Кроме того, аудиторы и актуарии. Для нас установлены обязательная ежемесячная, ежеквартальная и годовая формы отчетности.
 
Все пенсионные деньги находятся на счетах Специализированного депозитария. Каждая сделка с пенсионными резервами и пенсионными накоплениями проверяется ежедневно.
 
Если на какую-либо дату вам не нравится ситуация с вашими пенсионными сбережениями, допустим, они снизились со 100 до 90 рублей, вы можете их перевести в другой НПФ или забрать.
А если осталось 5 рублей?
 
Юрий Охлопков: Такую ситуацию практически невозможно представить. Во-первых, крупные пенсионные фонды всегда работают с несколькими управляющими компаниями. Во-вторых, каждая управляющая компания уделяет большое внимание работе с рисками и обязательно диверсифицирует их уже в разрезе портфелей. Вероятность того, что разом обесценятся все активы, очень мала.
 
Кроме того, в фондах существуют страховые резервы по пенсионному обеспечению. Дополнительно в этом году готовится законодательная база для создания общего для НПФ гарантийного фонда, аналогично банковскому сектору.
 
Так что структуры более прозрачной и защищенной, чем НПФ, в России на финансовом рынке нет.
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.