Интервью

Андрей Пудов, Минтруда: «Все свои «письма счастья» я храню в отдельной папке»

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники
В конце августа Минтруда завершило работу над проектом Стратегии развития пенсионной системы до 2030 года. До внесения документа в правительство осталось чуть больше двух недель, а стратегия до сих пор вызывает шквал критики со стороны части экспертного сообщества. В интервью корреспонденту РБК daily АНАСТАСИИ ЛИТВИНОВОЙ статс-секретарь, замминистра труда и социальной защиты АНДРЕЙ ПУДОВ рассказал, почему министерство избрало именно такой путь реформирования системы, и объяснил, что мнение об уничтожении накопительной части пенсии, якобы вложенное в уста Минтруда, является в корне неверным.
 
— Удастся ли вовремя — к 1 октября — внести консолидированный документ в правительство?
 
— Процесс идет достаточно активно, мы проводим согласительные совещания с профильными ведомствами, также проходят консультации на площадке ПФР, заседания рабочей группы по разработке стратегии, куда вошли представители профсоюзов, работодателей, негосударственных пенсионных фондов. Мы видим, что участники диалога разделяют основные идеи стратегии — реформирование института досрочных пенсий, развитие накопительного компонента, повышение роли стажа при расчете пенсии. Да, к нам поступают замечания, и все они, как правило, носят конструктивный характер, позиции наши постепенно сближаются. Мы сейчас в поисках компромисса, потому что каждая сторона пытается защитить свои приоритеты, и это совершенно нормально и правильно. Но я уверен, что к 1 октября — сроку, который определил президент, — максимально согласованный документ будет внесен.
 
— И даже развилок не будет? Ведь по некоторым пунктам есть совершенно противоположные точки зрения...
 
— В документе есть вопросы, касающиеся краткосрочной (на ближайшие три года, а сейчас как раз идет процесс верстки государственного бюджета и внебюджетных фондов), среднесрочной и долгосрочной перспектив. Как только мы решаем проблемы, или, как вы говорите, развилки, касающиеся ближайшего будущего, — сразу автоматически все меньше и меньше развилок становится на долгосрочную.
 
— Пожалуй, главная развилка сейчас — будущее накопительной части пенсии. Причем экспертное сообщество и министерства разделились буквально на два лагеря: первые считают, что в стратегии завуалировано полное уничтожение накопительного компонента, вторые, напротив, считают Минтруда непоследовательным и предлагают полностью исключить накопительную часть из обязательного пенсионного страхования, вместо того чтобы плодить паллиативы. Можете ли объяснить позицию Минтруда?
 
— По нашему мнению, необходима полноценная трехуровневая пенсионная система с разграничением зон ответственности, определением гарантий, понятными гражданам правилами. И если первый уровень — государственный — должен гарантировать в распределительной пенсионной системе трудовую пенсию на уровне 40% от заработка, то два других уровня — корпоративный и личный — это как раз и есть накопительный компонент системы. Участие в нем в перспективе даст гражданам увеличение пенсии еще на 15—20%. При этом всем предлагается выбор, как формировать свои пенсионные права — только в системе обязательного пенсионного страхования или еще участвовать в добровольной системе накоплений.
 
Как показывают проведенные консультации с представителями госорганов, профсоюзов, работодателей и экспертного сообщества, необходимость модернизации накопительного компонента более чем назрела. При этом речь идет прежде всего о повышении эффективности и надежности накопительного компонента, а вовсе не о его ликвидации.
 
С экономической точки зрения действующая сегодня накопительная система недостаточно эффективна: низкая доходность, высокие затраты, большие риски, ненадлежащий контроль, правовые коллизии. Так, например, накопительный компонент в нынешних макроэкономических условиях сколько-нибудь эффективен, по оценкам ПФР, только для граждан с доходом свыше 600—700 тыс. руб. в год, а они составляют не более 12—15% всех наемных работников. Эти граждане за период накопления 30—40 лет сформируют накопительную часть на уровне 17—20% к уровню распределительной пенсии.
 
Кроме того, решается проблема непрозрачности системы. Мы хотим выстроить механизм так, чтобы каждый застрахованный мог ознакомиться с полноценной инвестиционной стратегией, которая показывала бы не только итоги работы, но и текущие вложения НПФ. Важно, чтобы выбор будущего пенсионера был осознанный, а для этого нужно, чтобы люди видели, куда деньги инвестируются.
 
Да, для этого нужно совершенствовать институт самих НПФ. Неэффективность и повышенные риски действующего механизма обязательной накопительной пенсии породили противоречие между государственным характером собственности на средства пенсионных накоплений и частным способом управления ими.
 
Полагаем, что надо серьезно подумать над тем, чтобы совершенствовать их организационно-правовую форму. Сейчас НПФ являются некоммерческими организациями, а между тем работают с целью извлечения прибыли.
 
— Почему самим застрахованным может быть интересна добровольная система?
 
— Потому что есть выбор. Выбор между обязательным платежом в солидарную систему (где есть гарантированная индексация и понимание того, что система — с установленными выплатами) и обязательным платежом в систему гражданско-правовую (где вы самостоятельно выстраиваете отношения между работодателем, работником и НПФ, страховой компанией или кредитной организацией).
 
— А как же проблема недоверия к новым системам, финансовая неграмотность опять же?
 
— За десять лет полноценной жизни накопительной системы финансовая грамотность у довольно большого слоя населения все же сформировалась. Кстати, в него вопреки распространенному мнению входят и «молчуны» — некоторые просто не хотят идти в НПФ, где нет четких гарантий сохранности пенсионных накоплений. Даже консервативная стратегия ВЭБа приносит относительно неплохой и стабильный доход. Пусть он не всегда покрывает инфляцию, но он не ниже внесенного номинала заплаченных страховых взносов. Кстати, я в этом смысле и сам отношусь к категории сознательных «молчунов». И если мы предложим людям переход из публично-правового пространства в гражданско-правовое, когда гражданин сам осознает свою меру ответственности, подписывая договор с НПФ, то это пойдет финансовой грамотности только на пользу. Никто же не будет подписывать финансовые бумаги себе во вред, всем хочется в будущем иметь достойную пенсию.
 
— Были ли подсчеты, сколько людей могут пойти и сделать сознательно этот выбор?
 
— Оценить это достаточно трудно. Как минимум в первую очередь те, кто сегодня уже перешел в НПФ. Это та активная часть населения, которая понимает, что своими деньгами, пусть даже в обязательной системе, надо управлять.

— Получается, что в первую очередь это молодежь?
 
— Совершенно необязательно. Мне кажется, что осознанная ответственность за формирующиеся пенсионные накопления приходит в более зрелом возрасте. Когда человек не один раз получил свою зарплату, с которой делались отчисления в Пенсионный фонд, и понимает, что надо самому управлять своими пенсионными накоплениями.
 
— Когда будет готов законопроект по корпоративным пенсиям?
 
— Мы работаем над ним, но сначала нужно окончательно определиться со стратегией. Скажу только, что законопроект будет корреспондироваться с предложениями Минфина по расширению финансовых инструментов.
 
— Резко против реформы накопительного компонента высказалась НАПФ. Они посчитали, что такие меры их «задушат», а пенсионная система все равно окажется в проигрыше. Как вы считаете, смогут ли НПФ выжить после реформы? Какими суммами они смогут оперировать, если в накопительном компоненте остается, скажем, 2%?
 
— В рамках стратегии говорилось о страховом маневре, жестко не установленном по процентному отношению. Там есть, напомню, расчет и на 4%, и на 2%. Дискуссия продолжается, поэтому говорить, сколько они приобретут или потеряют, неуместно. А вот насчет будущих пенсионеров могу сказать точно: они в пенсионных правах даже приобретут. Коэффициент, на который индексируется расчетный пенсионный капитал в солидарной части, существенно выше, чем доходность по пенсионным накоплениям.
 
Еще раз подчеркну: в стратегии речь идет о развитии системы накоплений. Говорится о том, что будет изменена природа этих поступлений. Плюс, наконец, возникнет конкурентная среда — на пенсионный рынок придут еще и страховые компании, и, возможно, кредитные организации. Это как раз и будет следующий этап развития пенсионной системы. Пришло время изменений и для накопительной части, и для тех же досрочников.
 
— Кстати, о досрочниках. При обсуждении этой проблемы предлагались разные варианты увеличения страховых взносов для работодателей на опасных производствах. Минтруда остановилось на 2 и 4% с дальнейшим повышением. Предполагается, что таким образом вредных мест станет меньше, но есть ли опасения, что работодатели просто перестанут адекватно аттестовывать свои рабочие места?
 
— Назначение пенсии только по факту наименования профессий, которые содержаться в списках 1 и 2, это анахронизм. Во многих профессиях в силу модернизации производств просто уже нет вредных условий. Есть лишь факт наличия профессии в этом списке. Ухода в тень мы тоже не боимся. Никакой аттестацией работодатель вредное место не спрячет. И вместо «шахтер» написать «секретарь» тоже не получится. Производство, тем более опасное, это сложный технологический процесс. Там профессия называется в соответствии с ЕТКС. Ее изменить просто так нельзя. И убрать профессию из штатного расписания тоже — это проверяет Роструд. Тем более что Пенсионный фонд уже создал информационную базу по льготным пенсиям. Поэтому если завтра окажется, что у нас на 50% вредных рабочих мест работодатель перестал сдавать сведения об условиях, то это будет как минимум поводом для самой серьезной проверки и со стороны надзорных органов, и со стороны профсоюзов.
 
— Сейчас пенсионная система получается не очень честной, скорее уравниловкой: люди с хорошей зарплатой при выходе на пенсию будут получать меньше (из-за порога в 512 тыс. руб.), а те, кто почти не отчислял страховых взносов из-за небольшого стажа или мизерной зар­платы, напротив, получат коэффициент замещения в 40—50%? Этот тренд как-нибудь переломить собираетесь?
 
— Вы правы. 10% страхового взноса, которые платятся с «хвоста» после 512 тыс. руб., не персонифицируются — эти 10% идут на текущую выплату пенсий. То есть мы видим, что уже в настоящее время в действующей пенсионной формуле уже заложено ограничение. Второе ограничение — стаж, который влияет лишь на само право получения пенсии. Пять лет отработай — и страховая часть с весомым фиксированным базовым размером у тебя в кармане.
 
Поэтому пенсионную формулу надо менять. Предлагается вариант включения в новую формулу коэффициента продолжительности трудового стажа — с тем чтобы 40% заработка обеспечивалось минимум при 30 годах стажа. Но в действующей модели этот коэффициент стажа заложить практически невозможно. Кроме того, это было бы несправедливо: если мы завтра объявим о резком увеличении стажа, то что будут делать, скажем, предпенсионного возраста домохозяйки, которые за всю жизнь поработали два года, а потом три года находились в декрете (сейчас им этого стажа достаточно для права на пенсию)? Поэтому надо вводить в формулу коэффициент трудового участия — и не для права на получение трудовой пенсии, а для того, чтобы он реально влиял на размер пенсии.

— Сейчас разрабатывается законопроект, согласно которому ПФР перестанет рассылать «письма счастья» — все должны будут следить за состоянием счетов через портал госуслуг. Почему было принято это решение?
 
— Да, есть такой законопроект. И я считаю, что он идет в ногу со временем. Гораздо лучше, вместо того, чтобы плодить тонны бумаги (которые далеко не все всерьез читают), через портал госуслуг в режиме онлайн увидеть свой индивидуальный лицевой счет. Но если гражданин хочет получить выписку в письменном виде, Пенсионный фонд обязан ее выдавать. Кстати, все свои «письма счастья» я храню в отдельной папке, а теперь еще и в электронной, поскольку являюсь активным участником портала госуслуг.
 
— Сейчас получается, что люди, имеющие право на пенсионные накопления, заметно проигрывают в величине пенсии тем, кто родился до 1967 года. А после изменений, которые готовятся в пенсионной системе сейчас, будут ли права тех, кто сформировал пенсионные права с 2002 по 2012 год, и тех, кто только входит в систему, отличаться?
 
— Действительно, наши расчеты показывают, что лица, у которых страховая часть формируется за счет всей суммы страховых взносов, и те, у которых есть накопительный элемент, получат разные пенсии. Дело тут именно в низких результатах инвестирования пенсионных накоплений за десять лет по сравнению с высокой индексацией страховой части.
 
После введения новой формулы проблемы разницы между пенсиями для разных возрастных когорт будет решена. На первом уровне системы всем будет гарантирован коэффициент замещения в 40% от заработка при 30-летнем стаже. Второй уровень — корпоративный — будет надстраивать систему, поскольку каждый сам сможет просчитать, сколько он сможет «заработать» к пенсии на взносах. В стратегии сейчас указано, что совокупный коэффициент замещения за счет всех трех уровней достигнет 50—70% утраченного заработка.
 
— Почему в стратегии не поднимается вопрос повышения пенсионного возраста?
 
— Потому что более целесообразно создать стимулы, для того чтобы люди сами хотели позднее выходить на пенсию и при этом получать более выгодный размер пенсии.

— И как вы будете стимулировать их на более поздний выход? В России действительно для этого есть резервы?
 
— Подобный механизм — так называемый институт отказа от получения страховой части пенсии — есть и сейчас. Но он очень редко используется: люди предпочитают жить по принципу «лучше иметь синицу в руках». А меж тем у нас более 13 млн пенсионеров продолжают работать. Отдельные подходы такого стимулирования мы еще обсуждаем.
13.09.2012 РБК daily
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.