Интервью

Глава ПФР Антон Дроздов: Накопительный элемент не встраивается в государственную систему

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники
По мнению председателя правления ПФР АНТОНА ДРОЗДОВА, накопительный элемент не совсем встраивается в государственную пенсионную систему из-за серьезных рыночных рисков. В интервью корреспондентам РБК daily АЛЬБЕРТУ КОШКАРОВУ и АНАСТАСИИ ЛИТВИНОВОЙ глава Пенсионного фонда рассказал, чем руководствуются власти, меняя просуществовавшую менее десяти лет старую систему, почему среди тех, кто платит страховые взносы, не должно быть льготников, и поделился «жилищными проблемами» ПФР.
 
МЕНЯЕМ СТАРОЕ НА НОВОЕ

— Сейчас активно обсуждается новая пенсионная стратегия и введение минимального трудового стажа для назначения относительно достойной пенсии. Почему за основу изначально была взята цифра 40 лет?
 
— Цифра 40 к минимальному стажу отношения не имеет и иметь не может. Сейчас минимальный стаж для назначения трудовой пенсии в России — пять лет. Если у человека такого стажа нет, ему может быть назначена только социальная пенсия. Во­прос об увеличении минимального стажа ставится, но речь идет о 10 или 15 годах.
 
Более широко обсуждается нормативный стаж, при наличии которого человек мог бы получать трудовую пенсию по старости по обязательному пенсионному страхованию в размере 40% средней заработной платы. Расчеты вывели условную формулу 40—20—40—20. Она показывает, что при тарифе страховых взносов 20% заработка человек должен отработать 40 лет, чтобы потом на протяжении 20 лет получать пенсию на уровне 40% прежней зарплаты. 20 лет на пенсии — цифра тоже условная, трудовая пенсия в нашей стране выплачивается всем пожизненно. Но статистика показывает, что в среднем пенсионер получает пенсию 21 год. Какой нормативный стаж будет принят в итоге, зависит в том числе и от общественного обсуждения, которое сейчас проходит. Есть предложение, чтобы этот стаж был 35. Сегодня средний стаж граждан, уходящих на трудовую пенсию по старости, — почти 34 года. А для старшего поколения с совет­ским стажем даже стаж 40 лет на одном месте чем-то фантастическим не казался. Мы эту тенденцию увидели, когда пересчитывали пенсионные права в ходе валоризации.
 
Кроме того, в стаж, как и раньше, будут засчитываться служба в армии, отпуск по уходу за ребенком и другие льготные периоды, которые оплачивает государство.
 
— А почему вообще возникла идея вводить нормативный стаж?
 
— Нормативный стаж необходим для изменения формулы расчета пенсионных прав граждан. Он вводится в формулу как самостоятельный показатель, который будет напрямую влиять на размер пенсии. Привязка размера пенсии к отработанному стажу в солидарной пенсионной системе логична, это позволяет избежать уравниловки, замотивировать граждан на более продолжительную работу. Но конечно, речь не идет о том, чтобы в ходе реформы уменьшить чьи-то пенсионные права. Мы руководствуемся принципом «не меньше, чем в старой системе».
 
— Будет ли учитываться уровень дохода гражданина при формировании пенсионных прав?
 
— Сейчас есть предел, с которого уплачиваются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование. Он составляет чуть более 1,6 средней зарплаты в стране: среднемесячная зарплата, по статистике, 26,5 тыс. руб., а страховые взносы берутся с 43 тыс. руб. Есть предложение увеличить размер заработка, с которого будут взиматься сборы в Пенсионный фонд. Эксперты, например, предлагают поднять максимальный облагаемый доход до 2,1 средней зарплаты в стране.
 
В любом случае верхний предел должен быть, иначе система будет несбалансированной. Задача солидарной системы — обеспечить социально приемлемый уровень пенсионного обеспечения большинству жителей страны, а это люди со средними доходами и ниже. У более обеспеченных есть иные возможности дополнительно обеспечить себе старость.
 
— А с учетом новой формулы будущий пенсионер сможет самостоятельно рассчитать, какая у него будет в итоге пенсия?
 
— Тут очень простой принцип, который применяется практически во всех солидарных пенсионных системах. Вы знаете свой заработок и стаж, поэтому просто сопоставляете личный доход со средним уровнем зарплаты в стране. У человека со средней зарплатой, отработавшего нормативный стаж, пенсия будет 40% средней же зарплаты в стране. Все, что выше или ниже, меняет коэффициенты в соответствующую сторону. Например, если зарплата была выше средней в 1,5 раза, пенсия также будет выше средней при отработанном нормативном стаже. Если стаж ниже, размер пенсии снижается. Если человек отработал больше нормативного, ему будет положена повышенная пенсия как премия за стаж.
 
Отдельно будут учитываться все взносы, сделанные за каждый отработанный год, потому что зарплата меняется в течение жизни человека то в одну, то в другую сторону. Не как раньше, в советское время, учитывался заработок за любой пятилетний период или заработок за два последних года перед пенсией.
 
— Получается, что если у человека высокая зарплата, то все равно он получит пенсию, рассчитываемую в пределах среднего значения заработка в стране. То есть часть дохода не будет учитываться...
 
— По обязательному пенсионному страхованию — да, есть предел в формировании пенсионных прав. Но пенсия при этом, как я уже сказал, может быть выше средней, из-за стажа к примеру. Государство через обязательное страхование должно предоставлять некий базовый уровень пенсий. Напомню, что в нашей стране 70% работающих получают зарплату в пределах нынешнего среднего уровня и ниже. Солидарная система рассчитана прежде всего на них.
 
Перед более высокооплачиваемым кластером открываются в полном объеме другие возможности — добровольное пенсионное страхование, как личное, так и корпоративное. За счет этих инструментов коэффициент замещения заработка пенсией можно увеличить с 40% до 60—70%.
 
НАКОПЛЕНО ЧЕСТНЫМ ТРУДОМ
 
— Что будет с пенсионными накоплениями граждан, которые уже собрали какую-то сумму и доверили ее, например, НПФ или УК?
 
— С пенсионными накоплениями людей, у которых они есть, ничего специального делать не планируется, они будут и дальше инвестироваться. Все, что накоплено и зафиксировано на пенсионных счетах граждан, за ними и останется. И будет учтено при расчете пенсии.
 
Вопрос о том, какая часть тарифа страхового взноса в дальнейшем будет идти на накопительную часть, в настоящее время решается. Большинство экспертов высказываются также за то, что накопительный компонент должен быть переведен в добровольный формат через выбор гражданина. Тем, у кого сейчас есть отчисления на накопительную часть по ОПС, может быть предложен выбор: формировать пенсионные права полностью в солидарной системе либо сохранить накопительную часть, но в добровольной системе. Пусть люди сами решают, что им выгоднее. Но, конечно, для этого нужно дать время и вести разъяснительную работу.
 
— Вы имеете в виду, что будет какой-то переходный период?
 
— Да.
 
— Есть ли расчеты, сколько людей смогут участвовать в добровольной или корпоративной пенсионной системе?
 
— В корпоративных пенсионных системах уже сейчас участвует около 8 млн человек. Это сотрудники крупных компаний, которые дополнительно застрахованы работодателем. В программе государственного софинансирования, которая основана на добровольных взносах, уже 9,5 млн участников, правда, платят пока не все из них.
 
В Стратегии пенсионной системы отмечено, что тот дополнительный тариф, который вводится для работодателей, имеющих вредные и опасные производства, можно будет платить в корпоративную систему пенсионного страхования. Таким образом государство простимулирует ее развитие.
 
Мы разграничиваем государственное, добровольное и корпоративное пенсионное страхование по принципу того, кто отвечает за взносы. За корпоративный уровень отвечают работодатель и профсоюз. Там необходимо стимулировать работодателя к созданию пенсионных программ, обязывать его, чтобы он, заключая трудовой договор с работником, гарантировал ему определенные дополнительные права.
 
А добровольное страхование — это во­прос инструментов на рынке. Такие услуги гражданам смогут предоставлять не только НПФ, но и страховые компании.
 
— А как это все соотносится с государственным страхованием?
 
— Государство полностью отвечает за все риски в системе обязательного пенсионного страхования. Именно поэтому, когда внедрили в государственную систему накопительный компонент, который подвержен рыночным рискам, тут же встал вопрос о гарантиях доходности. На наш взгляд, накопительный элемент, где в полном объеме присутствуют рыночные риски, не совсем встраивается в государственную систему. Государство не должно заниматься бизнесом, оно должно распределять деньги по справедливой формуле. Зарабатывать должны финансовые институты.
 
— У критиков пенсионной стратегии, которую предложил Минтруд, есть аргумент, что пенсионные накопления работают в экономике. Действительно ли, если будет только солидарная пенсионная система, эти деньги выпадут из оборота финансового рынка, или будет какой-то остаток, который можно будет инвестировать?
 
— Многие критики сгущают краски. Стратегия не предусматривает отказа от накопительной части как таковой. Она должна трансформироваться, чтобы стать более эффективной, в первую очередь для будущих пенсионеров, приносить больше дохода. За десять лет, что действует накопительный компонент, средняя доходность по нему в два раза ниже, чем государственная индексация страховой части. Разве это в интересах нынешних молодых работа­ющих россиян, чтобы их пенсионные права за счет рыночных инструментов формировались так неэффективно?
 
Критики умалчивают и о том, что сейчас просто нет столь крупных и долгосрочных проектов, в которых работали бы пенсионные деньги. И это понятно: нужны серьезные гарантии и соответствующая доходность. Для компаний сейчас выгоднее привлекать средства из других источников.
 
Смысл стратегии в том, чтобы государ­ство определило черту, до которой оно готово брать на себя обязательства. Все остальное — это рынок, эти деньги могут инвестироваться. При существующий системе мы не контролируем деятельность НПФ и их доходность, но отвечаем за конечный размер пенсии. Допустим, за год до назначения пенсии человек переводит свои накопления из НПФ в ПФР. Мы вынуждены их принять, несмотря ни на что. При этом мы берем на себя обязательства, что размер назначенной пенсии у него будет не ниже определенного уровня вне зависимости от результатов инвестирования его пенсионных накоплений. А за счет чего? За счет других участников пенсионной системы. Получается, несколько десятилетий НПФ работал с накоплениями этого человека, значительную прибавку не обеспечил, а ПФР должен выплатить ему пенсию не меньше чем у других.
 
— Сейчас ПФР напрямую работает и с частными управляющими компаниями, и с НПФ, которые тоже работают с УК. Как вы оцениваете эффективность? Нужно ли продолжать эту практику?
 
— В мире таких смешанных систем, как у нас, не существует: либо все пенсионные накопления формируются в Пенсионном фонде и гражданин может выбирать управляющего только между УК, либо все в НПФ, но среди них есть и те, которые учреждены государством. У нас такая неудобная схема сложилась по объективным причинам. В 2002 году, когда был введен накопительный компонент по обязательному страхованию, НПФ были еще не готовы подключиться к этой работе. Поэтому было принято решение, что ПФР будет направлять эти деньги по заявлениям граждан либо в государственную управляющую компанию — ВЭБ, либо в частные УК. Позже было введено соответствующее регулирование, и у граждан появилась возможность передавать средства пенсионных накоплений не в частные компании, а в НПФ.
 
Планируя реформу накопительной части, мы исходили из того, что помимо устранения рисков, связанных с сохранностью и эффективностью, нужно еще и упростить систему администрирования и выбрать один из уже сложившихся инструментов. Если будет принят вариант, как в стратегии, то в ПФР формироваться накопительная часть не будет, за исключением той, которая образовалась ранее. А граждане, участву­ющие в добровольной накопительной системе страхования, смогут выбрать один из НПФ или страховую компанию, для того чтобы формировать там свои пенсионные права.
 
ПЕНСИОННАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ
 
— Сколько получит Пенсионный фонд за счет дополнительного тарифа за льготников-досрочников?
 
— Пока немного. В стратегии предполагается сначала ввести небольшой тариф, который даст дополнительные доходы в следующем году всего в размере 25 млрд руб. Делается это специально: во-первых, нужен срок, чтобы работодатели научились договариваться по этим вопросам с профсоюзами и работниками, а во-вторых, чтобы уточнить окончательно контингент этих людей, количество рабочих мест с вредными и опасными условиями труда. Пока ведется обсуждение: как будут определяться такие категории работников, как будут страховаться люди, работающие на вредных или опасных производствах.
 
— Достаточно ли у вас полномочий, чтобы собирать страховые взносы? Например, ФНС, которая раньше администрировала взносы, могла применить очень жесткие меры, вплоть до банкротства компании-должника...
 
— У нас собираемость очень неплохая, более 98%, а поступления — выше плановых. Наше преимущество в том, что, во-первых, у нас один вид платежа в отличие от налоговой службы, а во-вторых, ПФР ведет учет персональных данных. Мы не только знаем, сколько уплачено предприятием в целом, — у нас еще есть данные, сколько уплачено за каждого работника. Также у ПФР больше возможностей для камеральных проверок. Счетная палата ставит вопрос о том, чтобы дать нам дополнительные функции: в законодательстве есть места, которые позволяют работодателям хитрить, и мы постараемся их в ближайшее время исключить.
 
— Сколько сейчас вам должны работодатели?
 
— Если взять в относительном выражении, недоимка на уровне 1,7%. Но мы работаем над тем, чтобы она уменьшилась.
 
— Какие расходы несет ПФР на поддержание системы персонифицированного учета? Планируется ли ее модернизация в связи с тем, что эти данные используются при оказании госуслуг и могут быть использованы в универсальных электронных картах?
 
— Модернизация — это перманентный процесс для нас, поэтому мы не выделяем ее в отдельную статью. В целом на поддержание работы системы направляется 8 млрд руб. в год, что при бюджете ПФР 5—6 трлн руб. — доли процента. Раньше было еще меньше, но с развитием системы оказания государственных услуг в электронном виде наши расходы выросли. Наш СНИЛС — это основа электронной системы госуслуг, и мы в данном случае работаем не только на себя, но и на другие ведомства.
 
У нас 24 часа в сутки идут запросы к системе, чтобы человек мог пользоваться порталом госуслуг. Помимо того происходит постоянный обмен информацией с субъектами РФ, другими ведомствами. Персучет — это система, на которой строятся все наши процессы.
 
Мы продолжаем развивать систему электронного обмена данными с работодателями. Примерно 75% документов уже сдается в ПФР в электронном виде, это данные о 90% работающих. В бумажном виде отчетность, как правило, сдают небольшие предприятия. Вот для этого контингента мы хотели бы в первую очередь упростить отчетность. Этому мешает огромное количество льгот, которые предоставлены по страховым взносам. Поэтому мы считаем, что страховые взносы все должны платить полностью, а льготы должны быть в виде субсидий из бюджета.
 
— Были ли какие-то сбои в работе системы персонального учета за время вашей работы в ПФР?
 
— Так, чтобы, как говорят, обвалился сервер, таких глобальных проблем не было. У нас были сложности с переходом на ежеквартальную систему администрирования, персонифицированного учета и передачи средств пенсионных накоплений в УК и НПФ. Когда мы сопоставили отчеты по администрированию с отчетами по персучету, то стали выявлять много ошибок, в основном у страхователей. Дополнительные сложности были еще и из-за того, что поменялся принцип распределения средств персучета: сейчас работодатели должны выделять индивидуальные взносы за каждого сотрудника в пределах облагаемого заработка.
 
СКОЛЬКО СТОИТ ПФР

— Как вы оцениваете доходы ПФР от размещения временно свободных средств? На что тратятся эти деньги?
 
— Доходы от размещения средств небольшие, поскольку период размещения короткий: мы ежеквартально передаем их в УК и НПФ. Сейчас мы будем размещать средства на депозитах, это будет един­ственный инструмент, который позволит за те несколько месяцев, что лежат эти деньги, хоть что-нибудь заработать. Но эти заработанные средства — тоже пенсионные накопления граждан. И мы не имеем права их тратить на себя, за исключением компенсации административных расходов — 6—7 млн руб. Это при том, что мы собираем, разносим по счетам и передаем в УК и НПФ около 400—450 млрд руб. в год.
 
— Сколько стоит недвижимость, которая находится в ведении ПФР?
 
— Рыночную оценку наших зданий мы не проводим, так как не собираемся ничего продавать. Счетная палата регулярно нам пишет, что у нас недостаточно своих помещений, что мы много арендуем. А куда деваться? В 2002 году, когда мы получили функции выплаты пенсии, которые были до того у регионов, нам передали в пользование очень плохие здания. У нас еще сохранились такие офисы, у которых фасады деревянные, но все равно вынуждены вести там прием граждан.
 
Вся инвестиционная программа ПФР, включая строительство, реконструкцию, содержание офисов и прочее, составляет чуть больше 2 млрд руб. в год. Это при том, что у нас 2500 клиентских служб по всей стране. По-моему, всего за десять лет было потрачено 16 млрд руб. на все. У нас довольно низкая стоимость строительства. Если у нас в регионах и есть приличные фасады, то это потому, что здания часто располагаются в центре и должны вписаться в общий архитектурный план. Например, офис в Казани строился, когда город готовился к своему 1000-летию. Он просто не мог быть уродливым. Строительство унылого здания обходится не дешевле красивого.
 
И в общем-то с помещениями у ПФР не так все благополучно. Самая плохая ситуация в Москве — из-за дороговизны недвижимости. Но и здесь мы ищем альтернативные пути. Например, размещаем свои клиентские службы в городских многофункциональных центрах.
 
— Будет ли отменена обязательная рассылка «писем счастья»? Как тогда граждане узнают о состоянии своих пенсионных счетов?
 
— Госдума в первом чтении уже приняла закон, отменяющий обязательное требование о почтовой рассылке в бумажном виде. Сейчас получается, что человеку принудительно рассылают извещения о состоянии его пенсионного счета. По статистике, до 70% населения «письма счастья» не читает. Накладно для государства тратить на это по 2,5 млрд руб. каждый год. Но ПФР не может своим решением прекратить рассылку, потому что это установлено законом.
 
А ведь уже сегодня кроме письма есть много способов получить извещение о состоянии своего счета в ПФР: через портал госуслуг, через кредитные организации, в том числе Сбербанк России. 2 млн россиян в прошлом году получали такие электронные выписки. Также граждане могут в любой момент получить выписку в бумажном виде в ПФР.

— В следующем году заканчивается программа государственного софинансирования пенсий. Считаете ли вы ее удавшейся?
 
— Заканчивается только период, когда в программу могут вступить новые участники. Но все они в течение десяти лет будут получать софинансирование государства, удвоение своих добровольных взносов. Мне кажется, что программа выполнила свою задачу: она подстегнула миллионы молодых людей задуматься о своей будущей пенсии. И те, кто может, стали из заработка отчислять деньги.
 
Мне кажется, что программу стоит продолжить, немного ее переформатировав. Мы будем выходить с рядом таких предложений. Например, стимулировать через эту программу участие в добровольной и корпоративных пенсионных системах. По моему мнению, в первую очередь надо стимулировать тех, у кого невысокая зарплата, у кого нет возможности делать высокие личные отчисления и копить на пенсию. Как раз софинансирование нужно для того, чтобы, отчислив немного, получить достаточные средства.
31.10.2012 РБКdaily
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.