Интервью

У «молчунов» есть август и сентябрь//директор департамента доверительного управления Внешэкономбанка Александр Попов

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

Пенсионные накопления «молчунов» с ноября могут быть вложены в бумаги российских компаний и зарубежных финансовых институтов. О том, какие выгоды и риски это принесет гражданам, «Газете.Ru» рассказал директор департамента доверительного управления Внешэкономбанка Александр Попов.

 

Разговоры о том, чтобы разрешить инвестирование средств «молчунов» в более доходные инструменты, чем госбумаги, идут давно. Почему решение было принято именно сейчас, когда финансовые рынки ведут себя непредсказуемо?

– У нас, как обычно, долго запрягают. Мы говорим об этом уже пять лет, с того времени, как начали управлять пенсионными накоплениями. Очевидно, что в начале пенсионной реформы из осторожности установили слишком жесткие ограничения для инвестирования. В нашем случае совсем переборщили: ведь когда в портфеле находится всего один инструмент, как он себя ведет, так ведет себя и портфель. И никаких возможностей как-то бороться против снижения цен на ОФЗ в прошлом году у нас не было.

К тому же пенсионные накопления – это большая ресурсная база для экономики. Весной 2008 года, когда о кризисе никто и не думал, мы вынесли этот вопрос на заседание нашего наблюдательного совета. И получили поддержку премьер-министра – председателя наблюдательного совета. Так что принципиальные решения об увеличении перечня инструментов ГУК были приняты раньше, чем в России начался кризис.

А может быть, был смысл переждать кризис или хотя бы дождаться, пока ситуация в экономике стабилизируется?

– Самые лучшие инвестиции делаются в момент кризиса.

Тем более что один из основных способов преодоления кризиса – это реализация инфраструктурных проектов. Их можно финансировать и за счет бюджета, и за счет пенсионных накоплений. Разница лишь в том, что нам обязательно нужна возвратность и доходность.

Таких проектов очень много: они дорогостоящие, долгосрочные, но при этом обладают очень большим потенциалом отдачи. Например, строительство трассы Москва – Санкт-Петербург. Вроде бы просто дорога, но во всем мире дорожные концессии – это очень прибыльное дело. Есть множество других примеров – трубопроводы, нефтепроводы, газопроводы, аэропорты. В кризис вкладывать в такие проекты очень неплохо, поскольку можно попытаться зафиксировать высокую доходность.

Сколько сейчас денег в накопительной системе?

– Всего в накопительной части, переданной в доверительное управление, около 511–520 млрд рублей. Точную цифру назвать довольно трудно, поскольку у ПФР нет информации о доходах НПФ. Есть только данные о суммах, которые были переданы в НПФ.

Сколько средств находится в управлении Внешэкономбанка?

– У нас сейчас 445 млрд рублей, это где-то 85%. Это очень большие деньги.

По сути, это единственный долгосрочный ресурс экономики кроме бюджетных средств.

Конечно, по сравнению с масштабами экономики эти средства малы. Помню, как в 2005–2006 годах все ужасались и говорили: как мы с такими деньгами выйдем на рынок? Я и сейчас удивляюсь возобновившимся разговорам про «слона в посудной лавке». Лавка – уже давно не лавка, а огромное поле.

Опишите, пожалуйста, порядок принятия решения гражданами по выбору портфелей.

– Самое главное новшество – это деление портфелей: портфель госбумаг (включает ценные бумаги РФ, корпоративные облигации, гарантированные государством, и счета в банках) и расширенный портфель.

Последний формируется на базе существующего портфеля, но расширяется список инструментов, появляются корпоративные и ипотечные облигации, облигации международных финансовых организаций, а также депозиты в рублях и валюте в банках.

У нас в портфеле находятся деньги «молчунов» и тех граждан, которые сознательно выбрали государственную компанию. Последние автоматически уходят в портфель госбумаг. Им для этого ничего делать не надо. «Молчунам», чтобы оказаться в расширенном портфеле, тоже ничего делать не надо, они остаются в нем.

Однако

если молчуны захотят продолжить инвестировать только в госбумаги, у них есть август и сентябрь, чтобы написать соответствующее заявление в ПФР. И тогда их средства ни единой минуты не будут инвестироваться в новые инструменты.

Аналогично могут поступить и те, кто автоматически оказался в портфеле госбумаг, но хочет диверсифицировать инструменты: им надо написать заявление.

В случае поступления вышеуказанных заявлений в Пенсионный фонд Российской Федерации до 30 сентября 2009 года они будут рассмотрены и удовлетворены в срок до 30 октября 2009 года.

Какова будет структура расширенного портфеля?

– Преимущественную долю расширенного портфеля все равно будут составлять государственные ценные бумаги. Никоим образом мы не хотим увеличивать риски. Остальное – бумаги самых надежных российских эмитентов. Также будут ипотечные ценные бумаги. Правда, пока их в России мало, но уже на 28 млрд рублей ипотечных выпусков есть.

Будут бумаги международных финансовых организаций, их больше 20 млрд рублевых выпусков. Речь идет в первую очередь о Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР), бумаги которого пользуются довольно большим спросом, а для нас это неплохая возможность вкладывать в инструмент с рейтингом гораздо выше суверенного российского, но обладающего сопоставимой доходностью. Этот инструмент для нас очень интересен и очень важен.

Депозиты – возможность больше конъюнктурная. Когда на рынке с ликвидностью ситуация напряженная, ставки по депозитам растут, здесь мы можем что-то разместить.

Но чтобы просто какую-то часть портфеля в жесткой форме обязательно инвестировать в депозиты, такого не будет.

Еще раз подчеркиваю, мы не собираемся выходить и с нашими объемами что-то скупать на вторичном рынке. Это не наша цель. Мы будем ориентироваться на первичные крупные размещения с неплохой доходностью.

Можно ли будет поменять инвестиционный портфель?

– Конечно, можно. Никто ничего не отменял. Каждый год гражданин может выбрать любой портфель, любую управляющую компанию – государственную, частную или НПФ. Ограничений никаких нет.

Что изменится для Внешэкономбанка?

– Ничего, кроме усложнения работы. Управлять двумя портфелями всегда сложнее, чем одним.

Каким будет вознаграждение Внешэкономбанка от инвестирования накопительной части пенсии?

– По договору о доверительном управлении, у всех управляющих компаний стоит максимальная сумма в 10% от доходов от инвестирования. Частные управляющие фактически получают эти 10%. Однако по закону вознаграждение должно снижаться по мере роста средств в управлении. У Внешэкономбанка средства и так большие, если бы мы еще и 10% от доходов получали, сумма была бы впечатляющей уже на второй год.

Согласно нашему договору с ПФР, в случае наличия доходов от инвестирования за год мы получаем 0,2% от стоимости активов в управлении до 100 млрд рублей и 0,02% от стоимости активов в управлении, превышающих 100 млрд рублей. Получается фактически фиксированное, не зависящее от доходов вознаграждение 200 млн рублей с копейками. Если у нас убыток, то просто ничего не получаем. Поэтому мы активно добивались расширения перечня инструментов инвестирования пенсионных накоплений отнюдь не ради увеличения собственных доходов. Для Внешэкономбанка управление пенсионными накоплениями – это одновременно и большая ответственность по исполнению функций государственной управляющей компании, и большая честь, что именно Внешэкономбанк был выбран правительством для исполнения этого поручения.

05.08.2009 Газета.ру
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.