Интервью

Банки, где пенсии растут

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники
Накопить на старость можно будет через депозит
 
Минфин продолжает разрабатывать новые схемы для пенсионных накоплений россиян. Например, сбережения на счете в банке смогут в итоге стать прибавкой к пенсии. И платить вам ее будут до конца жизни. Ожидается, что законопроект о "пенсионных банковских продуктах" минфин внесет в правительство уже на этой неделе.
 
О том, на какие выплаты смогут рассчитывать россияне, как "пенсионные продукты" помогут экономике и что нужно делать для увеличения темпов роста ВВП, в интервью "РГ" рассказал заместитель министра финансов России Алексей Моисеев.
 
Алексей Владимирович, в чем же суть новых "пенсионных продуктов"? Не проще ли откладывать деньги на счет в банке в течение всей жизни, чтобы не испытывать финансовых проблем в старости?
 
Алексей Моисеев: Если у вас счет в банке, то, скорее всего, вы сможете пользоваться только процентами по этому депозиту. То есть вы вышли на пенсию со счетом в банке, предположим, в 10 миллионов рублей. Из этих 10 миллионов, получая 10 процентов дохода (то есть миллион рублей в год), конечно, вы сможете себе позволить нормально жить.
 
А если у вас на счете миллион или два? Процентов у вас накопится только на 100-200 тысяч рублей в год. И это при условии сохранения текущих ставок, но вряд ли они сохранятся на нынешнем уровне, потому что снижается инфляция. Вот здесь и может понадобиться "пенсионный продукт". Он рассчитывается, исходя из "периода ожидаемого дожития". Сейчас его средний уровень установлен на 228 месяцев. То есть в среднем человек живет после выхода на пенсию 19 лет. И эти ваши 2 миллиона на банковском счете делятся на 228 месяцев, при этом они постоянно инвестируются, вы получаете доход. То есть снимается не только доход с депозита.
 
Программа рассчитана на то, чтобы за эти 228 месяцев полностью использовать все то, что вы накопили, инвестируя под нормальную процентную ставку.

"Пенсионный продукт", конечно, не нужен при приличном счете в банке, когда вы может позволить себе жить только с процентов по депозиту. Но если у вас недостаточно денег, тогда вы можете использовать эту систему.
А если человек прожил больше? Деньги просто кончатся?
 
Алексей Моисеев: Нет. Пенсионный фонд, выступающий вашим агентом, продолжит платить привычную пенсию, индексируя ее ежегодно на уровень инфляции. Причем, если инвестор удачный, она будет увеличиваться даже больше, чем на уровень инфляции. И вас совершенно не интересует, хватит денег или не хватит - пенсию вам уже рассчитали, исходя из 228 месяцев.
 
Теперь наоборот - человек прожил меньше, чем 228 месяцев. Тогда его наследники получают то, что осталось. Но только в форме пенсионных прав, а не "живыми" деньгами.
 
Что-то с наследниками не совсем понятно. Как это будет на практике выглядеть?
 
Алексей Моисеев: Выбор в любом случае за вами - если вы выбираете пожизненную пенсию, то тогда, конечно, Пенсионный фонд берет на себя ответственность за ваше финансовое благополучие, если вы проживете больше означенных 19 лет на пенсии, и тогда вопрос о наследстве не стоит. Но если вы выбрали так называемую срочную пенсию, то тогда, если проживете меньше оговоренного срока, ваши наследники получат все оставшиеся ваши пенсионные права.
 
И когда система заработает?
 
Алексей Моисеев: Мы ожидаем, что в полную силу она заработает в 2022 году. Тогда на пенсию выйдет первая когорта женщин, которые уже полностью участвовали в накопительной пенсионной системе. Вот тогда они и начнут получать прибавки из своих пенсионных сбережений. При условии, что они сейчас уже позаботятся оставить деньги в накопительной части.
 
Для внедрения такой системы нужно менять законодательство?
 
Алексей Моисеев: Да, необходимо принять несколько законов, причем делать это надо уже в ближайшее время. Они необходимы в первую очередь для того, чтобы копить на старость можно было бы где угодно. И чтобы доходы с таких накоплений не облагались НДФЛ.
 
Мы их активно разрабатываем. Основной закон у нас раньше назывался "О финансовых институтах", сейчас мы его переименовываем. Он уже обсуждался правительством, концепция была поддержана, нам его вернули на доработку с учетом замечаний. Надеюсь, что в течение недели мы его доработаем и внесем в правительство. Теперь он называется "О деятельности финансовых организаций по формированию и реализации стандартных пенсионных схем". Это название более четко соответствует стандартам и технологиям стран ОЭСР.

С депозитами все понятно. Но политика банков в последний год стала очень рискованной. Особенно - по потребкредитам. Портфель займов россиян в 2012 году вырос на 40 процентов. Можно ли как-то обезопасить людей от рисковых банков?
 
Алексей Моисеев: Банки действительно раздают слишком много беззалоговых кредитов. Это риск и для населения, люди часто не понимают, сколько они платят.
 
Мы хотим сдержать рост рисков в банковской системе и населения. Есть пример целого ряда восточноевропейских стран, там банки тоже перекредитовывали население и столкнулись в кризис с каскадом персональных банкротств. Поэтому лучше решать проблему до ее наступления.
 
А самое главное - это информация. В договоре на потребительский кредит большими буквами должно быть написано, под какие проценты человек занимает у банка. А не так, что вот у вас вроде как 15 процентов, но плюс комиссия за то и за другое, да еще и страховка... И все это пишется вдобавок мелким шрифтом. Потребитель имеет право принимать любое решение, брать кредит под любые проценты. Но это решение должно приниматься, имея полную информацию. Поэтому в договоре четко должна быть прописана итоговая ставка, под которую выдается кредит.
 
Алексей Владимирович, темпы экономического роста в России в последнее время падают, причем довольно ощутимо. Эксперты говорят, что так или иначе эту проблему может ощутить на себе практически каждый россиянин. Что нам нужно сделать, чтобы подхлестнуть экономику, а чего делать категорически нельзя?
 
Алексей Моисеев: Темпы экономического роста действительно замедлились. И этому есть несколько причин. Отчасти это негативный эффект высокой базы прошлого года. Да и вообще, не забывайте, что идет общее замедление темпов роста мировой экономики. И наши основные торговые партнеры также находятся в падении. Европа вошла в рецессию. И даже такие страны, с которыми мы себя обычно сравниваем по уровню экономического развития - Бразилия, Корея, - показывают темпы роста более низкие, чем мы.
 
При этом надо понимать, что крайне небезопасно с точки зрения долгосрочных перспектив искусственно наращивать темпы роста. Особенно на фоне замедляющейся мировой экономики. Ведь наша доля в мировом ВВП - только 3 процента, мы далеко не ее локомотив. И если остальные 97 процентов замедляются, выбора у нас нет.
 
Но сидеть сложа руки тоже было бы неправильно...
 
Алексей Моисеев: Конечно. Ведь есть и внутренние причины, которые от нас уже зависят. Они связаны с тем, что предыдущая модель экономического роста себя исчерпала. Мы имели несколько лет хорошего роста, который, в первую очередь, использовал советскую базу. Сейчас все это кончилось. У нас, например, больше нет задела по рынку труда.
 
Значит, надо расширять занятость населения. И для этого, скорее всего, людям придется "переплачивать". При этом не забывать о нашей другой серьезнейшей проблеме - эффективности рабочей силы. Основная сложность в том, что у нас низкая мобильность рабочей силы, плохо развита система переобучения. Мало информации о том, какие профессии действительно востребованы. В Лондоне, например, двадцать лет назад не хватало сантехников. Возникали ситуации, когда люди их ждали от 5 дней до недели. Сантехники получали до 90 тысяч фунтов при средней зарплате в 20 тысяч. И большое количество банкиров из Сити просто пошли учиться на сантехников. Это не выдумка! А абсолютно правдивая история.

У нас такое возможно?
 
Алексей Моисеев: Почему нет? Ведь идут же люди работать водителями, имея высшее образование. Эффективный рынок труда обеспечивает переток людей из одной профессии в другую. Правда, отчасти из-за обширной географии в России это не очень хорошо работает. И мы имеем ситуации, когда в средней полосе страны наблюдается избыток рабочих промышленных профессий, а на юго-западе дефицит сельхозрабочих.
 
Недостаток мобильности людей - это и психологическая причина. Ведь надо переезжать на новое место, а это дело весьма хлопотное. Возьмем, к примеру, трехкомнатную квартиру со всеми удобствами в Воркуте. Совершенно не факт, что вы сможете ее поменять на аналогичную в Ставрополе. Скорее всего, не сможете. Национальный рынок недвижимости не очень хорошо работает. И меры, которые до сих пор принимались, не обеспечили людям в достаточной степени возможности для переезда. Очевидно, что этот вопрос должен решаться через ипотеку. Но и она не очень хорошо работает в России. Здесь есть над чем подумать.
 
Как и над тем, чтобы активизировать потребительский спрос?
 
Алексей Моисеев: Когда экономика работает на пределе производственных возможностей, стимулирование спроса уже откровенно вредно. Мы придем только к повышению инфляции и увеличению импорта. Все это задрало бы и стоимость рабочей силы, а она у нас и так дорогая, крупные производители регулярно на это жалуются. При том же уровне производства наша рабочая сила, к примеру, в два раза дороже, чем украинская. Как тут конкурировать?
 
Ускоренное повышение зарплат в социальном секторе, кстати, эту проблему тоже подогревает. Во многих регионах заработная плата в "социалке" не отстает от стоимости рабочей силы в частном секторе. И создает планку, ниже которой частный сектор не может нанять себе рабочих. Теряется желание работодателя принимать новых людей, теряется конкурентоспособность, стремление развивать производство. Результат - дорогая рабочая сила и низкая производительность труда.
 
Мы слишком дорого стоим, чтоб конкурировать с индонезийцами, но при этом делаем слишком некачественную продукцию, чтоб соперничать с немцами или поляками. Такая ситуация называется "ловушкой среднего уровня развития". Это немного похоже на занятия физкультурой. Когда вы только начинаете ходить в спортзал, у вас очень быстро падает вес и появляются мышцы, прогресс сразу очевиден. Потом проходит время, и получается, чтобы достичь в пять раз меньшего результата, надо в десять раз усиленнее заниматься.
 
Вот и нам раньше легко было быстро расти - нужна была только макроэкономическая стабилизация и наполнение экономики кредитами. Реформы конца 90-х и начала 2000-х это все обеспечили. Но это время закончилось, причем еще к началу кризиса 2008 года. Сейчас уже совершенно точно можно сказать, что мы не сможем расти так, как раньше. Мы сможем расти только за счет стимулирования предложения.
 
КСТАТИ
 
Экономике для активного роста надо создать "длинный" инвестиционный ресурс. Это частные накопления, пенсионные фонды, страхование жизни, специфические продукты банков, аналогичные пенсионным продуктам. И минфин сейчас над этим работает.
 
"Делаем мы это не только ради экономического роста, но и для того, чтобы наши сограждане еще могли достойно жить в старости, - пояснил замминистра финансов Алексей Моисеев. - В распределительной системе достойная пенсия вряд ли возможна, если люди с хорошей зарплатой не будут сами копить на старость. Иначе они совершенно точно провалятся по уровню доходов в момент выхода на пенсию".
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.