Интервью

«Мы помним, что последствия кризиса 1998 года были нейтрализованы только к 2001 году» - Управляющий директор ГК «Тройка Диалог» Павел Теплухин о планах в Европе и кризисе в Дубае

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

Группа компаний «Тройка Диалог» собралась продвигать свои инвестиционные продукты на рынок Европы и потенциально хочет быть там первой и крупнейшей. Даже несмотря на специфику российского фондового рынка и отголоски «дубайской волны» кризиса. Как это сделать, в интервью специальному корреспонденту РБК daily ИГОРЮ ПЫЛАЕВУ рассказал управляющий директор группы компаний «Тройка Диалог» ПАВЕЛ ТЕПЛУХИН.

Еврокурс

— За какие направления вы отвечаете в группе компаний «Тройка Диалог» после прихода в группу Игоря Сагиряна из «Ренессанса»? Как известно, до назначения г-на Сагиряна вы единолично отвечали за развитие wealth-management в группе, а теперь часть функций по работе с состоятельными клиентами перешло к нему.

— Приход Игоря Сагиряна сделал бы честь любому инвестбанку, и я очень рад, что такой высоко­классный специалист теперь работает в «Тройке Диалог», занимая должность президента группы и отвечая в том числе за работу с институциональными и частными клиентами компании. Я, в свою очередь, помимо работы с клиентами, сфокусировался на развитии нашей продуктовой линейки. В то же время я остаюсь управляющим директором группы и председателем совета директоров УК «Тройка Диалог». Моя зона ответственности охватывает 14 ПИФов, порядка 20 разнообразных инвестиционных стратегий плюс специальные стратегии для НПФов, ПФР, Мин­обороны, с которым мы работаем по ипотечной программе для военнослужащих.

— Планирует ли «Тройка Диалог» с появлением акционера в лице южноафриканского Standard Bank выходить на новые рынки, например, стран Африки?

— Безусловно. «Тройка Диалог» является крупнейшим в стране и одним из крупнейших в мире производителей инвестиционных продуктов в виде фондов или инвестиционных стратегий. Пока все эти продукты мы производили для внутреннего пользования, то есть для российских инвесторов. Конечно, к нам обращаются и иностранные инвесторы, желающие инвестировать в Россию.

Например, в 2008 году совместно с ведущим банком Японии Shinsei Bank мы сформировали Shinsei Troika Russia Fund, дающий возможность японским инвесторам вкладывать средства в российские ценные бумаги. Но это одно из немногих исключений, и сам фонд по своей структуре напоминал наш российский фонд «Тройка Диалог — Добрыня Никитич». Глобальный кризис существенно подчистил ряды мировых производителей инвестиционных продуктов. Это дает нам возможность заняться экспортом наших продуктов на мировые рынки.

Поскольку мы остаемся главными специалистами по России, все наши экспортные продукты будут связаны с РФ или странами СНГ. Однако для иностранных инвесторов наши классические ПИФы являются довольно специфическим продуктом, который в силу юридических или налоговых особенностей не очень приспособлен для работы с зарубежными инвесторами. Поэтому мы сейчас изучаем возможности, появившиеся в том числе благодаря сотрудничеству со Standard Bank, по «переупаковке» наших продуктов в более удобную для иностранцев форму. Скорее всего это будут фонды, зарегистрированные в одной стране Евросоюза, которые могут свободно работать и в других странах ЕС.

— Регистрировать будете в Люксембурге?

— Мы изучаем этот вопрос. Главное, чтобы такие фонды были доступны всем европейским инвесторам. Не только институциональным, но и частным, преимущественно квалифицированным инвесторам. Замечу, что сегодня ни у одной из российских управляющих компаний, кроме «Тройки», нет паевых фондов с тринадцатилетней историей и с ежедневной, несмотря на два тяжелейших кризиса, ликвидностью. Для иностранных инвесторов это очень важно.

— Все же, почему ставка делается на Европу, а не Африку?

— Африканские деньги нам тоже интересны, но начать свою работу мы хотим с более традиционных рынков и более традиционных европейских финансовых институтов. Причем будем смотреть как на собственную дистрибуцию, так и на внешнюю, например, через отделения Standard Bank и других мировых банков.

В России наши продукты распространяют и HSBC, и Барклайс Банк, и Ситибанк. Будем работать с материнскими банками — Barclays Bank, Citibank и т. д., чтобы организовать дистрибуцию наших продуктов за границей.

— Какую долю рынка вы планируете занять в Европе, скажем, в среднесрочной перспективе?

— Наша задача на ближайшее время — войти на этот рынок. Рынок очень непростой, там не любят новичков. Но у нас качественный продукт, что позволяет нам предлагать его широкой аудитории. Потенциально мы хотим быть в Европе первыми и крупнейшими.

— Кто в «Тройке» будет отвечать за иностранную дистрибуцию?

— Такого человека пока нет. Ищем.

— На чем основана ваша уверенность, что западным инвесторам придутся по вкусу инвестиционные решения от «Тройки Диалог»?

— Безусловно, наши продукты рассчитаны на квалифицированных инвесторов, которые понимают преимущества инвестирования в российские инструменты. Экономический рост в развитых странах — на минимальном уровне, и даже после выхода этих стран из кризиса их фондовые рынки не будут столь привлекательными, как рынки развивающихся стран, в первую очередь стран БРИК. Сравнивая четыре страны — Китай, Индию, Бразилию и Россию, — надо признать, что у нашего рынка есть целый ряд привлекательных сторон.

В Индии рынок фрагментарный, неглубокий, заработать на росте экономики можно лишь с помощью прямых инвестиций. Но далеко не все инвесторы готовы к таким вложениям.

В Китае две фондовые площадки: в Гонконге, которая рассчитана на иностранных инвесторов, и в Шанхае — в этом случае ставка сделана только на жителей страны. Иностранным инвесторам интересен тот фондовый рынок, который для них сейчас закрыт, то есть ценные бумаги, торгуемые на Шанхайской фондовой бирже. Гонконгская фондовая биржа для них не так интересна. Не стоит забывать и о том, что юань не является свободно конвертируемой валютой: удачная инвестиция еще не означает удачного выхода в cash.

В Бразилии ситуация получше: она неплохо пережила этот кризис. И рынок там развивается довольно энергично. Но нельзя же все деньги размещать в одну страну.

Российский рынок в чем-то уступает этим странам, но возможности для инвестирования у нас очень обширны. Поэтому инвесторы из развитых стран, желающие поучаствовать в быстрорастущих экономиках, рассматривают Россию как очевидный объект инвестирования. Если даже с точки зрения макроэкономики Россия уступает другим странам БРИК. На этой здравой идее мы и хотим заработать и двинуться вперед.

Большая редкость

— С какими финансовыми результатами заканчивает год УК «Тройка Диалог»?

— В целом для нас все сложилось удачно: мы не только выжили, но и в отличие от многих не растеряли ни команды, ни клиентов. Год мы закончили с прибылью, что большая редкость в 2009 году не только для российских компаний, но и для глобальных игроков. Мы остаемся центром консолидации отрасли: в течение года наблюдался рост нашей рыночной доли по ПИФам, что свидетельствует о переходе к нам клиентов других УК.

— Какой сейчас объем пенсионных средств под управлением «Тройки Диалог»?

— С учетом пенсионных накоплений и пенсионных резервов — порядка 450—500 млн долл.

— Сейчас много говорится о необходимости изменения законодательства в части инвестирования пенсионных резервов. На ваш взгляд, что необходимо предпринять в этом направлении?

— Действительно, сейчас много проблем возникает с инвестированием пенсионных резервов: застрахованные лица подают в суд на НПФ, НПФы судятся с УК, спецдепозитарии выдвигают исковые требования к НПФам и т.д. Хронический клубок проблем. И, как мне видится, все это происходит из-за того, что в свое время законодательство в части инвестирования пенсионных резервов писалось работниками социальных ведомств и сейчас эти законы явно устарели.

Простой пример. На конец прошлого года в пенсионных фондах объем пенсионных резервов оценивался примерно в 500 млрд руб. Если бы управляющие компании давали гарантию сохранности этих средств, как того требует Гражданский кодекс, то в условиях нынешнего кризиса им пришлось бы списать убытки почти на 450 млрд руб. Этого не произошло лишь по той причине, что другие законы в этой части вступают в противоречие с ГК. Но даже если бы противоречий не было, то все равно управляющие не смогли бы списать такие огромные средства, потому что это противоречит здравому смыслу и такого нет ни в одной стране мира. По этой причине слово «гарантия» не должно присутствовать в договорах между УК и НПФ в части управления пенсионными резервами. Нужно переписывать Гражданский кодекс.

Решение этой проблемы очень простое: надо разделить портфель пенсионных резервов на две части, как сделал ВЭБ, управляющий средствами молчунов. Одна часть резервов будет инвестироваться на условиях гарантии сохранности основного капитала, а другая — на рыночных условиях с учетом рисков. Понятно, что гарантированная часть с точки зрения сохранности капитала и размера дохода будет близка к банковским депозитам. В какой пропорции делить эти резервы — будет определять гражданин, а не НПФ или УК. Предполагаю, что в первые годы большинство граждан примет решение в пользу гарантии. Но со временем, когда они оценят доходность таких портфелей, люди начнут отказываться от гарантии в пользу большей доходности. В этом случае мы, как УК, будем заинтересованы в управлении рыночной частью портфеля и с удовольствием отдадим почетную обязанность следить за гарантированной частью портфеля другим участникам рынка, которые к этому больше приспособлены. И тем самым будет решена большая социальная проблема.

ДУБАЙ

— Ваши прогнозы на 2010 год — негативный и позитивный.

— Думаю, история с инвестфондом Dubai World не закончилась и мы еще увидим волну, порожденную преддефолтным состоянием этого госфонда. Объем финансовых проблем, заявленный Dubai World, в несколько раз превышает объем рынка российского ГКО в 1998 году. А мы помним, что последствия кризиса 1998 года были нейтрализованы только к 2001 году. Вдобавок нужно учесть десятки тысяч частных лиц, которые инвестировали через Dubai World в элитную недвижимость, выплатили авансы… Это влиятельные люди, принимающие решения, и у них осадок останется надолго.

Помимо прочего ситуация с дубайским фондом может привести к дальнейшим резким колебаниями на фондовых рынках: облигациями Dubai World владеет большое количество финансовых институтов, и они будут вынуждены закрывать дырки в балансах, распродавая другие активы, и это может иметь вторичный эффект. В том числе на российском рынке. Этого я опасаюсь.

— Насколько глубоким может оказаться такой эффект на нашем рынке?

— Сложно сказать, ведь мы до сих пор не знаем точного размера долгов Dubai World. Меня удивляет другое: как риск-менеджеры крупных западных финансовых институтов анализировали риски этого фонда? Это также вызывает тревогу, ведь многие наши клиенты — россияне — являются клиентами тех финансовых институтов, которые владеют бумагами Dubai World.

Не факт, что этот сценарий единственный. Похожие негативные ситуации могут возникнуть в других частях света. Причем совершенно неожиданно. Ведь рынок пока не пришел в состояние равновесия. Дефицитный бюджет России до 2012 года означает, что процентная ставка не будет сильно падать. В этой связи мы рассчитываем, что фондовый рынок в ближайшие три года будет расти в среднем на 20% в год. Это по акциям. Процентные ставки по облигациям российских эмитентов в реальном выражении составят 2—3% годовых при условии, что инфляция в 2010 году составит 8%, через год — 6% и в 2012 году — 4—5%. Если не случится каких-то тяжелых потрясений в мире — вполне комфортное будущее.

04.12.2009 RBC daily
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.