Интервью

"Пенсионный фонд не такой уж и безобидный"// Глава ПФР Антон Дроздов готовится к радикальным реформам

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

Президент Дмитрий Медведев в своем бюджетном послании вчера предупредил, что перед российской пенсионной системой стоят серьезные проблемы. Правительство начало говорить о необходимости радикальных изменений пенсионной системы — тема постепенных преобразований, "второго этапа" реформы, начатой в 2002 году, больше не звучит. Новая амбициозная цель правительства — вовлечение к 2023 году 20% экономически активного населения в негосударственные пенсионные программы. О том, как планируется достичь этой цели, о вопросах собственности пенсионных накоплений, а также о скандалах, которые затронули Пенсионный фонд России, в интервью "Ъ" рассказал председатель правления ПФР АНТОН ДРОЗДОВ.

— Год назад стало известно о случаях мошенничества с пенсионными накоплениями, которые переводились из фонда в фонд, в то время как люди не писали соответствующих заявлений. Как изменилась ситуация в этом году? Поступают ли вам жалобы?

— Во-первых, я должен сказать, что эти случаи не имеют к нам прямого отношения, поскольку связаны с деятельностью негосударственных пенсионных фондов (НПФ), которые для заключения договоров об обязательном пенсионном страховании (ОПС) привлекают агентов за вознаграждение. Когда мы летом прошлого года попытались исключить агентов из этой цепочки, сразу же столкнулись с негативной реакцией НПФ, что, впрочем, объяснимо: без агентов массовое привлечение клиентов затруднительно. В то же время с учетом большого количества жалоб мы потребовали от НПФ ужесточить контроль над агентами. В результате количество жалоб уменьшилось примерно в десять раз. С начала года зафиксировано всего 63 обращения граждан против 3 тыс. в 2009 году. Но справедливости ради надо отметить, что и в прошлом году на деле случаев мошенничества, в прямом смысле этого слова, агентов было не так уж много. В более чем 70% случаев было установлено, что граждане реально заключали договоры с НПФ, подавали заявления о переводе своих пенсионных накоплений в тот или иной НПФ, а потом просто забывали, что подписывали.

— Одной из главных тем последнего времени является обсуждение нового этапа пенсионной реформы, связанного с подготовкой концепции развития пенсионного рынка России. Как вы задействованы в этом процессе?

— Безусловно, Пенсионный фонд активно участвовал в разработке концепции, и сейчас мы участвуем в ее обсуждении. Наши специалисты готовили финансово-экономическое обоснование, делали почти весь массив актуарных расчетов. Был проанализирован опыт развития пенсионных систем других стран, где есть накопительный компонент. Мы смотрели выработанную концепцию, прежде всего, с точки зрения возможности ее практической реализации.

— Одним из главных предложений в этой концепции является вывод с 2013 года накопительного компонента из системы обязательного страхования с сохранением его статуса как обязательного вида страхования, регулируемого нормами гражданского права. Почему появилось такое предложение?

— Надо понимать, что такое внимание к накопительной части появилось не вдруг. Накопительный компонент в пенсионной системе введен в 2002 году, и, хотя выплаты накопительной части пенсии еще не производились, определенные выводы уже можно сделать. Сегодняшняя система имеет ряд противоречий. Например, по закону средства накопительной части являются федеральной собственностью. В то же время пенсионные накопления передаются в частные НПФ, которые управляют этими средствами, инвестируют их, то есть получают прибыль. Это противоречие идет по всем фронтам. Получается, что одни и те же правила установлены и для государственной системы, которая жестко зарегламентирована, и для бизнеса. Такие жесткие правила и ограничения влияют на эффективность инвестирования средств, делают систему негибкой. С другой стороны, сами граждане, по закону имеющие возможность распоряжаться этими накоплениями, не чувствуют их своими, не формируется менталитет собственника. Сейчас договоры граждан с НПФ в связи с передачей накопительной части по ОПС — калька с федерального закона. Сегодня никаких уникальных договоров между гражданином и НПФ быть не может. Неудивительно, что большинство людей, имеющих накопительную часть, не хотят всерьез озадачиваться вопросами управления ею. Всех волнуют три главных вопроса — возможность наследования пенсионных накоплений, возможность срочного получения накопительной пенсии и гарантии сохранности пенсионных накоплений. Если мы переведем накопления в гражданско-правовую плоскость, эти проблемы будут сняты. НПФ будут по-настоящему конкурировать между собой за клиента, предлагать широкую линейку продуктов вплоть до возможности получения накопительной части пенсии пережившим супругом и даже будет возможно получать ссуды под залог пенсионных накоплений.

— Весной Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) начала массовые проверки НПФ на предмет соблюдения ими прав застрахованных лиц. Это произошло после того, как ряд фондов разнесли убытки от инвестирования пенсионных накоплений по счетам клиентов. Считаете ли вы эти претензии справедливыми?

— Конечно, пенсионные накопления должны быть в сохранности, с этим никто не спорит. Проблема в том, что у НПФ недостаточно источников покрытия убытков. Это, кстати, еще одно из тех противоречий, связанных с накопительным компонентом, о которых я говорил. НПФ получает в управление деньги — федеральную собственность, допустим, получает убытки, а к моменту назначения пенсии клиенту кто должен их компенсировать? Федеральный бюджет? Или НПФ? Но у НПФ источников немного — это те средства, которые получили от учредителей, и те, что заработали. Этот вопрос также решается в предложенной концепции. В частности, предложено изменить статус НПФ, четко определить права учредителей по распоряжению своими долями. Кроме того, необходимо определить правила для того, чтобы фонд мог отчислять средства в страховые фонды и резервы. Пока этого не произойдет, проблема периодически будет возникать.

— В вопросе разнесения убытков по итогам 2008 года НПФ оказались в неравных условиях с ПФР. Ведь по пенсионным накоплениям "молчунов" тоже была отрицательная доходность, и если человек после этого переводил накопления в НПФ, его убыток фиксировался. Тем не менее к ПФР не предъявлялось претензий.

— У нас совсем другая ситуация. Мы же являемся публичной организацией и получаем финансирование из федерального бюджета. ПФР не попадает под регулирование ФСФР, но все действия фонда вытекают из действующих законов. В них механизм компенсации убытков управляющих компаний из федерального бюджета отсутствует. Ровно это и случилось в 2008 году, когда мы вынуждены были показать снижение пенсионных накоплений "молчунов", которые переходили в НПФ. Но вообще, я соглашусь, что сейчас мы живем по разным правилам, чего в идеале не должно быть. Решить эту проблему поможет создание государственного накопительного фонда, который будет работать по таким же правилам, что и негосударственные фонды.

— Если будет создан государственный накопительный фонд, в котором будут сосредоточены накопления "молчунов" и тех, кто сознательно его выбрал, чем тогда будет заниматься ПФР?

— Во-первых, до какого-то времени накопительный элемент будет по-прежнему проходить через нас в рамках страховых взносов. Предполагается, что этот переходный период продлится до 2023 года, а в дальнейшем будет создан отдельный орган, который будет контролировать и НПФ, и их государственный аналог, и работодателей в части отчисления взносов на накопительную пенсию своих работников. За нами же останется множество функций — установление и выплата страховых пенсий, пособий плюс администрирование страховых взносов. Кстати, именно страховая пенсия должна будет составлять 40% от заработной платы, с которой платились взносы.

— Сейчас накопительный элемент составляет 6%, которые входят в состав страховых взносов, уплачиваемых работодателем. Как он будет формироваться после его вывода из системы обязательного пенсионного страхования?

—Эти 6% так и останутся обязательным страховым взносом. Мы не опасаемся, что в результате вывода накопительного элемента из системы обязательного пенсионного страхования работодатели прекратят производить отчисления за сотрудников. Напротив, роль и ответственность работодателя в пенсионной системе возрастет, при этом, конечно же, и контроль со стороны государства будет.

— Как можно заставить работодателей участвовать в создании пенсионных программ и брать на себя дополнительные обязательства, тем более что с 2011 года будет повышена совокупная ставка страховых взносов с нынешних 26% до 34% от фонда оплаты труда?

— Во всем мире негосударственное пенсионное обеспечение замкнуто на работодателях. Работодателю выгодно участвовать в пенсионном обеспечении своих сотрудников, так как это часть социального пакета, которая способствует закреплению кадров на предприятии. Ровно это мы и видим сегодня — большинство крупных компаний имеют корпоративные пенсионные программы. В разработанной концепции есть целый ряд мер, направленный на стимулирование формирования дополнительных пенсионных накоплений как работодателями, так и непосредственно гражданами. Для работодателей предполагается ввести льготы по налогу на прибыль через уменьшение налогооблагаемой базы на сумму взносов по договорам добровольного накопительного пенсионного страхования. Такой льготой можно будет пользоваться при уплате взносов за работника, составляющих до 25% от его годового заработка. Для граждан предполагается уменьшать налогооблагаемую базу по подоходному налогу на сумму добровольных взносов.

— Сейчас обсуждается вопрос о предоставлении гражданам по достижении пенсионного возраста права выбрать, как получать накопительную пенсию: небольшими частями, но пожизненно или же повышенную за счет сокращения сроков выплат до 10-15 лет. Поддерживаете ли вы такое предложение?

— Вопрос формы выплат пенсий очень тщательно прорабатывался, проводился серьезный анализ. Мне кажется, что предоставление людям возможности выбирать, какую получать пенсию, является вполне приемлемым вариантом. И опять все упирается в законодательные противоречия, связанные с накопительной частью. В нынешней системе это невозможно, поскольку обязательное пенсионное страхование работает только с бессрочными выплатами. Когда мы выведем из ОПС накопительный элемент, люди будут понимать, что в их распоряжении находится такая-то сумма, и они могут выбирать разные схемы. Это мировая практика, и возможность выбора срока выплаты будет касаться только накопительной пенсии.

— Вы обозначили комплекс планируемых нововведений, которые должны улучшить пенсионную систему. Но в чем их смысл, если прибавка к пенсии за счет накопительного компонента все равно будет мизерной? По средним расчетам к 2022 году она составит всего 496 рублей.

— Вы называете 2022 год, дату, когда у первых граждан, имеющих право на накопительную часть пенсии (женщины 1967 года рождения и "двухпроцентники"), начнут наступать пенсионные права. 496 рублей — это вообще не показательная цифра, она рассчитана с учетом мизерных сумм "двухпроцентников", о которых я говорил выше, причем так, если бы им накопительная часть выплачивалась бессрочно. Если же этой категории будущих пенсионеров накопительная часть пенсии будет выплачиваться разово, то у граждан 1967 года рождения размер накопительной части будет кратно выше. По нашим же расчетам, уже к 2030 году средний размер выплаты за счет накопительного компонента составит не менее 4845 рублей ежемесячно. Если пройдут запланированные преобразования, эта сумма будет еще выше.

— С этого года после отмены единого социального налога (ЕСН) и введения вместо него страховых взносов их сбором стал заниматься ПФР, а не налоговая инспекция, как это было раньше. Удалось ли наладить эту работу?

— Это не новая для нас функция. ПФР занимался этим до 2002 года, и больше трети сотрудников, которые в такой работе участвовали, по-прежнему работают в фонде. Тем не менее мы начали готовиться еще в прошлом году, реализован большой план мероприятий. Конечно, такие масштабные изменения в короткий срок могли в отдельных эпизодах повлиять на качество работы, но сейчас, спустя пять месяцев, можно сказать, что мы справляемся. В первом квартале 2010 мы собрали взносов почти на 3% больше, чем ожидали, и на 40% больше, чем в прошлом году, когда доля ЕСН за базовую часть шла в федеральный бюджет.

— Не встретили сопротивления со стороны налоговой инспекции, которой пришлось сокращать персонал?


— Страховые взносы, по сути, не являются налогом, и поэтому, когда встал вопрос об отказе от ЕСН, налоговая служба сама предложила передать эту функцию ПФР, так что каких-то препятствий и обид с их стороны мы не почувствовали. К тому же система, при которой налоговики занимались сбором налогов, а персонифицированный учет вел ПФР, была громоздкой и нелогичной, не удавалось разносить взносы по персональным счетам в полном объеме. Например, еще за 2004 год у нас есть около 10 млрд рублей взносов, но за кого они поступили, непонятно.

— А как восприняли вас работодатели? Все-таки в сознании людей налоговая служба воспринимается грозной структурой, которой нельзя отказать, а Пенсионный фонд кажется на ее фоне безобидным.

— Ну, Пенсионный фонд не такой уж и безобидный. Да, у нас нет права останавливать операции по счетам, но мы имеем много других серьезных полномочий, позволяющих эффективно выполнять функцию сбора страховых взносов. Например, выставлять инкассовые поручения. На сегодняшний день их выдано на сумму более 6 млрд рублей, примерно треть уже оплачена. К тому же мы заключили соглашения о сотрудничестве и с той же налоговой службой, и с Федеральной службой судебных приставов, к которым мы обращаемся, если не исполняются наши инкассовые поручения.

— В прошлом году вы говорили, что с переходом на ежеквартальные сборы страховых взносов вы начнете размещать собранные средства на депозитах в коммерческих банках. Почему этого до сих пор не происходит?

— Мы не отказались от идеи размещать средства на депозитах до передачи их управляющим компаниям и НПФ. С переходом на ежеквартальный персонифицированный учет этот вопрос становится еще более актуальным, так как при таких коротких сроках размещать эти средства в ценные бумаги неэффективно. К тому же со следующего года мы будем обязаны перечислять накопления управляющим компаниям и НПФ ежеквартально, в этом году — раз в полгода. Поэтому в данном случае депозиты являются единственным приемлемым способом временного размещения пенсионных накоплений. Но, во-первых, на сегодняшний день банки не испытывают проблем с ликвидностью, а потому ставки, по которым они привлекают средства, не совсем нас устраивают. Кроме того, пока не урегулированы все юридические тонкости этого процесса. В отличие от казначейств, мы не можем размещать накопления через Центральный банк, это должно происходить посредством аукциона на бирже, и эту процедуру надо тщательно проработать, чтобы в дальнейшем не появлялось подводных камней. Сейчас мы завершаем согласование порядка размещения в Минюсте, и когда все регламенты будут готовы, начнем размещение.

— В прошлом году ПФР оказался задействован в конфликте с "Почтой России", которая пожаловалась на то, что вы снизили тариф на доставку пенсий, и эта деятельность стала убыточной. При этом почтовики даже сокращение своих кадров в регионах объясняют снижением платежей от вас.

— Во-первых, не ПФР определяет сумму на доставку пенсий, а федеральный закон, понятия тарифа на доставку пенсий вообще не существует. Во-вторых, цифры сами за себя говорят. В 2001 году заплатили за доставку всего 6,4 млрд рублей, в 2010 году — это уже чуть ли не в пять раз больше, 30,7 млрд рублей, на 2011 год планируется 34,5 млрд рублей. Суммы растут, опережая и инфляцию, и рост численности пенсионеров. Если это все переводить в проценты от доставляемых пенсий, то, конечно же, имеется падение. За последние годы был стремительный рост пенсий, только за последний год на 44%.

— Пенсионный фонд России в последние месяцы не раз оказывался в центре коррупционных скандалов. В Санкт-Петербурге сотрудница ПФР подозревается в получении взяток более чем на 18 млн рублей, глава свердловского отделения — более чем на 14 млн рублей, в Кабардино-Балкарии мошенники присваивали себе пенсии "мертвых душ" и т. д. С чем связан такой всплеск негатива?

— Сошлись несколько факторов. Это и активность правоохранительных органов, которые решают поставленные президентом задачи по борьбе с коррупцией, и наша внутренняя работа по выявлению таких случаев. Сейчас мы активно укрепляем собственную службу безопасности. В ПФР реализуется свой антикоррупционный план. Мы не только оперативно выявляем факты нарушений, но и принимаем системные решения, которые позволят избежать аналогичных проблем во всех региональных отделениях ПФР.

— Самым громким скандалом вокруг ПФР стала попытка хищения 1,25 млрд рублей, которые по фальшивым платежным поручениям в ноябре прошлого года были выведены со счетов фонда в Центральном банке и через банк "Кубань" отправлены в офшоры. Что вы предпринимаете для предотвращения подобных случаев?

— Я бы хотел внести ясность — произошла попытка хищения средств с нашего счета в Центробанке, а не из ПФР, и мне непонятно, почему эта тема преподносится так, будто это наше внутреннее правонарушение. Мне неизвестно, что кто-либо из сотрудников ПФР подозревается правоохранительными органами в причастности к этому. Более того, то, что эта кража не удалась,— результат оперативной работы наших сотрудников, которые сразу же обнаружили незаконное списание суммы с нашего счета и сообщили в ЦБ и в правоохранительные органы.

Выводы тем не менее были сделаны — мы ввели более жесткую систему во взаимоотношениях с ЦБ. Мы ужесточили свои регламенты, в том числе относительно платежей, которые проходят не в электронном виде, а путем физической доставки платежных поручений в ЦБ. К сожалению, полностью уйти от таких платежей невозможно, но мы разработали дополнительные требования к обоснованиям и к допуску к их реализации. Я уверен, что соответствующие меры принял и Центробанк.

— Вы регулярно отчитываетесь об успехах в реализации программы государственного софинансирования пенсий, при которой на каждый вложенный участником этой программы рубль государство дает свой. К середине июня в программу вступило уже 2,6 млн человек. Однако можно ли говорить, что программа работает, если сумма среднего счета будущих пенсионеров исчисляется несколькими сотнями рублей?

— Абсолютно не показательно деление общей суммы взносов на число людей, вступивших в программу. Из 2,2 млн человек, которые вступили в программу в прошлом году, реально заплатили порядка 30%. И вот у них средняя сумма взносов составляет 4,7 тыс. рублей, что является неплохим результатом. В бюджете на софинансирование прошлогодних взносов граждан выделено 2,5 млрд рублей. Эту сумму мы получили, разнесли по индивидуальным счетам граждан и уже передали в управляющие компании и НПФ. Да, нас несколько расстраивает, что реально задействованных людей в этой программе меньше, чем просто изъявивших желание в ней участвовать. Думаю, это связано, во-первых, с кризисом, так как у многих людей изменились планы и возможности. Ну и, во-вторых, мне кажется, многие выжидали, смотрели, как это будет работать, прежде чем начать отчислять деньги. Сейчас этот маховик раскручивается. В этом году участники программы уже заплатили более миллиарда рублей, что вдвое превышает уровень прошлого года. Это говорит о том, что люди, которые в прошлом году размышляли, в этом году стали платить.

— Не кажется ли вам, что ситуация, когда лишь треть вступивших в программу реально отчисляют деньги, является следствием применения административного ресурса? ПФР неоднократно обвиняли в том, что на предприятия спускаются разнарядки — сколько человек должны написать заявление о вступлении в программу софинансирования...

— Я много раз говорил это, но повторю еще раз. Участие в этой программе — личное дело каждого. В среднем по стране написали заявления порядка 1,8% населения, разве такой был бы результат, если бы мы опирались только на административные рычаги? Не надо путать личный пример с административным ресурсом. Да, губернаторы вступали в программу и открыто заявляли об этом, руководители высокого ранга вступали, лично я вступил и не скрываю этого. Это очень интересная и выгодная программа, и ее популяризация входит в наши задачи, но никаких разнарядок и указаний руководителям на местах мы никогда не давали.

Интервью взял Александр Мазунин

Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.