Интервью

«Система управления пенсионными активами не соответствовала интересам фонда»// Уверен президент Ханты-Мансийского НПФ Алексей Охлопков

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

В кризис российская пенсионная система снова проявила свою незащищенность и неотрегулированность. Десятки НПФ остались с дефолтными бумагами в портфелях. Ханты-Мансийский НПФ оказался одним из тех, кто пострадал в кризис особенно сильно. Сейчас фонд вынужден заниматься реструктуризацией собственных пенсионных активов и одновременно вести переговоры с кредиторами, которым задолжали его дочерние компании. О реальной финансовой ситуации в Ханты-Мансийском НПФ и о дальнейшей его стратегии обозревателю РБК daily АЛЬБЕРТУ КОШКАРОВУ рассказал президент фонда АЛЕКСЕЙ ОХЛОПКОВ.

— Недавно вы заявили, что реальная стоимость пенсионных активов Ханты-Мансийского НПФ на 5 млрд руб. ниже, чем указано в отчетности фонда. Это связано с проблемными активами, которые есть в портфеле фонда?

— Эти выводы сделали аудиторы из Ernst & Young. Минус 5 млрд относится к собственному имуществу фонда. Причины мы уже называли: система управления пенсионными активами не соответствовала интересам фонда, только этим можно объяснить наличие в портфеле облигаций таких проблемных компаний, как «ЮграИнвестСтройПроект», и векселей «ЮграФарма».

В портфеле есть дефолтные облигации компаний, приобретенные управляющими компаниями, которым фонд передал пенсионные резервы и пенсионные накопления в управление. Это, например, бумаги компаний «Банана-Мама», «Маиринвест», «Митлендфут групп», «Новосибметзавод», «РК Терминал» и другие (более двадцати эмитентов). Эти бумаги достались нам не только от УК Росбанка (впоследствии УК «РБизнес управление активами», лицензия отозвана. — РБК daily), проблемные облигации есть в портфеле практически всех наших управляющих компаний, но больше всего таких бумаг в портфелях под управлением УК «ЮграФинанс» и УК «Джи Ви Пи».

— Насколько значителен их объем? Можете ли вы оценить сейчас стоимость векселей «ЮграФарма»?

— Если оценивать по номиналу, то всего проблемных облигаций где-то на 400 млн руб., но это условные цифры: все-таки речь о бумагах компаний, которые находятся либо в стадии банкротства, либо под внешним управлением. Но надеюсь, что мы что-то по ним вернем...

По векселям «ЮграФарма» ситуация иная: фонд частично создал под них резервы, и оценить их сейчас сложно. Могу только сказать, что хотя завод сейчас работает, но его имущество заложено, и не в нашу пользу. Сумма его обязательств превышает миллиард рублей. Если в ближайшее время мы ничего не предпримем, то предприятие может обанкротиться. В этом случае по нашим векселям мы вообще ничего не получим. Ситуация очень странная: хороший завод с профессиональным персоналом, с относительно современным иностранным оборудованием в последние несколько лет находится в предбанкротном состоянии. Складывается ощущение, что это было кому-то выгодно.

— Как вы оцениваете состояние «ЮграИнвестСтройПроекта», который еще в прошлом году построил около 100 тыс. кв. м жилья? Почему, по-вашему, компания оказалась в состоянии банкротства?

— Сейчас мы разрабатываем план реструктуризации. Когда мы реализуем его и обеспечим прозрачную схему финансирования, уверен, что у компании появятся инвесторы. Мы ведем переговоры с кредиторами, в том числе со Сбербанком и Ханты-Мансийским банком. Не исключено, что с какой-то из финансовых организаций мы договоримся о предоставлении дополнительного займа. Многие банки нам заявляют, что готовы поучаствовать в достройке объектов, в случае если будет понятная схема и источник погашения кредита.

— Есть ли у руководства фонда вопросы к компаниям, управляющим средствами ЗПИФов, пайщиками которых является Ханты-Мансийский НПФ?

— Не буду называть компании, но с рядом управляющих мы планируем расстаться. Проблема не только в ЗПИФах, серьезная проблема с дефолтными бумагами, о которых я говорил выше. Передо мной руководством округа поставлена задача повысить качество активов, для чего на первом этапе мы планируем собрать все активы в одном месте, окончательно оценить их состояние и только потом вернуться к вопросу о передаче их в доверительное управление на выгодных в первую очередь для фонда условиях. Ведь не секрет, что в отчете аудиторов в качестве отдельного эпизода описывается ситуация, как под конкретные управляющие компании переписывались условия тендеров. В каком месте мы соберем активы, пока окончательно не определились. Есть разные варианты, в том числе УК «Газпромбанк Управление активами», другие управляющие компании. Хотя есть сложности в механизме перевода проблемных активов. Планы по созданию собственной УК тоже обсуждаются, но окончательного решения нет.

— На рынке была информация, что фонд ведет переговоры о покупке УК «ЮграФинанс».

— Мы действительно вели переговоры о покупке этой компании, которая, кстати, какое-то время назад принадлежала фонду. Но где-то года три назад в УК «ЮграФинанс» в результате ряда сделок у фонда осталось лишь 18%, а остальное за чисто номинальные деньги — 24 млн руб. — ушло сторонним инвесторам, никакого отношения к НПФ не имеющим. Например, гендиректор УК «ЮграФинанс» Сергей Ануфриев владеет около 50% в компании. Формально это было объяснено уходом от аффилированности, но, на мой взгляд, это большое лукавство. Мы думаем, что было бы логично, чтобы компания, выросшая на деньгах фонда и управляющая его активами, была бы возвращена. Есть еще несколько компаний, деятельность которых вызывает у нас вопросы. Например, УК «Джи Ви Пи», под управлением которой также есть дефолтные бумаги. Качество работы этой компании вызывает вопросы, так что она — первый кандидат на расторжение договора.

— Есть ли у Ханты-Мансийского НПФ сейчас новые участники? Как изменились резервы фонда с начала года?

— Число участников выросло. За девять месяцев этого года почти 23 тыс. пенсионеров мы назначили негосударственную пенсию. Заключено 17 тыс. договоров ОПС. Резервы и собственное имущество фонда с начала года снизились порядка на 2%, это связано с тем, что фонд продолжает выплачивать пенсии тысячам клиентов, а основной вкладчик — правительство ХМАО — пока не делал взносы за этот год. Что же касается собственного имущества, то оно выросло почти на 1 млрд руб. за счет почти 50-процентного прироста пенсионных накоплений.
 

11.10.2010 RBC daily
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.