НовостиМониторинг рынка

Размер не имеет значения?

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

После того как глава Минфина Алексей Кудрин заявил, что решение об изменении пенсионного возраста надо будет принять в течение пяти лет, уточнив: реформа растянется на несколько лет, и изменения будут осуществляться поэтапно, начались жесткие дебаты об увеличении пенсионного возраста

Коварство канцлера Бисмарка

У нас, как и на Украине, в Белоруссии и Таджикистане - «советский» (т.е. рекордно низкий) пенсионный порог - 55 лет для женщин, 60 для мужчин. Остальные экс-республики СССР изменили эти параметры: Казахстан - 58/63, Грузия - 60/65, Эстония - 63/63. А в Великобритании - 60/65 (планировалось 65/69). В Японии - 70 и для мужчин, и для женщин. В большинстве стран, между прочим, возрастной пенсионный ценз для обоих полов одинаков. Разумно, по мне. Ведь женщины в среднем живут дольше своих спутников. Придумка отправлять представительниц прекрасного пола на пенсию раньше, чем самцов, принадлежит Отто Бисмарку. Потому что в позапрошлом веке глава немецкой семьи среднестатистически был именно на пять лет старше супруги. И будь планка общей, мужа его «половинка» содержала бы еще одну семейную пятилетку, что не по патриархальным понятиям тогдашней Германии.

Впрочем, на самом деле канцлер не рассчитывал, что люди будут массово доживать до пенсии: средняя продолжительность жизни немцев была ниже полувека. Вообще канцлеры/президенты/премьеры никогда не бывают откровенными, не озвучивают непопулярные в массах идеи. Но это не означает, что они так не думают. И только выйдя на пенсию, политик может рискнуть назвать вещи свои именами. Несколько недель назад не без удовольствия пообщался в прямом эфире программы «Рожденные в СССР» с московским экс-мэром Гавриилом Поповым. Вот он, будучи искренним неомальтузианцем, готов озвучивать неполиткорректные тезисы демографических концепций, основанных на идее британского богослова Мальтуса. Речь о примате биологического над социальным в человеке. И с этой точки зрения, всякий пенсионер = балласт для госмашины. Конечно, не очень покатит такое откровение, например, из уст действующего вице-премьера.

Некоторым в России счастливая старость в контексте идеальной пенсионной системы видится как на страницах проспекта карибского круиза: держащаяся за ручки пожилая парочка, у коей организмы в сносном состоянии, счастливо бороздит моря & океаны, расширяя свои знания о мире и пожирая впечатления. Так же красиво на рекламных щитах всеамериканского штата престарелых - Флориды выглядят резервации для пожилых людей: бесплатный ультрафиолет, жирные клумбы, кинематографичные фонтаны, престижный гольф так его растак. Живи и радуйся. Но! Не получается. Статистика неумолима: наибольшее количество самоубийств приходится на старший подростковый возраст и младший пенсионный. То есть в контексте взрослого бытия труднее всего дается вход/выход.

С подростковым возрастом все понятно - новые задачи, ответственность, самооценка: Все это жестоко сказывается на сакраментальном «качестве жизни» (имею в виду лишь моральное ее качество). Но чем же так страшна пресловутая пенсия? Помнится, у Маргариты Юрсенар в романе «Воспоминания Адриана» есть замечательные рассуждения старика о том, от чего ему уже никогда не умереть. Он уже не упадет с лошади, потому что не способен ездить верхом. Не утонет, потому что не может плавать. Ну и так далее. То есть, выходя из взрослой жизни, двуногое мало того, что уже не очень хорошо себя чувствует физически, но еще оказывается у ворот кладбища, от заселения в котором его не отделяет более ничего. Наука неумолима - нет ничего более разрушительного для человеческой психики, чем невостребованность & бесперспективность.
Жить быстро, умереть молодым?

Анонсируя очередной эфир программы «Гражданская оборона», телеведущая Светлана Сорокина в своем блоге заметила: «По красивому принципу солидарности строится пенсионное обеспечение в большинстве стран: ныне работающие обеспечивают тех, кто уже отдыхает от трудов праведных. Пенсии - великое достижение цивилизации. Как вы понимаете, еще совсем недавно государство (любое) о судьбе своих нетрудоспособных граждан не задумывалось вовсе. Копили, как могли, на старость, рожали детей побольше, чтобы хоть кто-то дожил до взрослого состояния и смог поддержать родителей. Продолжительность жизни была невысокой, и население той же Европы (и Азии) долгое время было преимущественно молодым.Достижения в области медицины внесли изменения в сложившуюся картину мира: жить стали дольше, рожать - меньше. Во многих странах повышается тот возраст, с которого государство готово брать на себя пенсионные обязательства. И наше родное государство - не исключение. А что делать? Между прочим, все не так уж грустно: мои старшие друзья, продолжающие активную деятельность, гораздо бодрее своих отдыхающих сверстников. И с головой - полный порядок, голова любит, когда ею пользуются». Да, человек - это проект, а проект без будущего - это никому не нужный проект. Поэтому, чтобы там ни рисовали коммерсанты на своих зазывных билбордах, именно в западном мире, где бабушек/дедушек не эксплуатируют в хвост и в гриву, им тоскливее всего. И в своих аккуратных белых домиках, в окружении таких же ухоженных старичков они быстро сходят с ума. И угасают задолго до своей смерти. Если, конечно, не наложат на себя руки до того.

Деструктивно стареть в угрюмом окружении дряхлеющих стариков-ровесников. Необходим перманентный диалог с разными поколениями. Равно как и дети не могут развиваться, не общаясь со старшими. Нет у нас стариковских приютов в таком количестве, как на Западе, и слава Господу.

КПД человечества

В еженедельнике Михаила Леонтьева «Однако» была опубликована беседа медиаидеолога Марины Леско с медиамагнатом Сергеем Родионовым, в коей тот доходчиво объяснил: продолжительность жизни человека так мала, что «КПД человечества крайне низко», и все homo sapiens-сообщество по этой причине обречено. Действительно, с возрастом приобретаются профессиональные навыки & бесценный опыт, который оказывается невостребованным социумом.

Возвращаясь к неомальтузианству, замечу, что демографический кризис в социуме постулирован конфликтом государственной пенсионной системы как таковой и здравым смыслом. Власть взяла на себя бремя обязательств, которое - по идее - должны нести биологические наследники. Забота о стариках = прерогатива детей/внуков, а не чиновников. Последних нет в природе. Лишние они. Они, а не пенсионеры. Нивелировав естественную зависимость старших от количества (и качества!) потомства, система демотивировала детопроизводство как таковое. Экономически нерентабельным стало это дело.

Вся полемика вокруг пенсионного порога априори бессмысленна. Западный опыт наглядно показал: пенсионеры недовольны размером пособий. Никогда и нигде. И когда бэби-бумеры пополнят армию иждивенцев, накроется вся хваленая «социалка». В глобальном масштабе накроется.

Ровно сорок лет назад, в начале июля 1970 года на заседании Римского клуба профессор Массачусетского технологического института Джей Форрестер предложил смоделировать некое глобальное равновесие, сведя темпы производства на уровень нулевого роста: новое - только взамен выбывающего старого. Тогда его не услышали. А сейчас уже поздно. «Через миг будет уже не встать». Играть с пенсионной планкой - как мертвому банки ставить. И банки лопнут. Все. Один за другим.

Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.