НовостиМониторинг рынка

Пенсионный фактор

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники

Во время недавней встречи с представителями «Норникеля» премьер-министр РФ Владимир Путин вроде бы окончательно закрыл тему увеличения пенсионного возраста словами: «Мы в правительстве даже не собираемся его ставить». На самом деле, проблемы реформирования пенсионной системы не сводятся только к дискуссии по поводу срока выхода граждан на заслуженный отдых. Этим проблему ее дефицитности не решить

В России демографическая ситуация такова, что на сотню пенсионеров насчитывается 128 плательщиков, и количество их сокращается. По прогнозам, к 2020 году их число будет 112, а к 2030-му - 100. Казалось бы, вопрос о повышении возраста выходящих на пенсию должен спешно решаться. Но стоило министру финансов Алексею Кудрину заикнуться, что в течение 5 лет можно поднимать планку на полгода и определить пенсионный возраст для мужчин в 62,5 года, как представители всех без исключения партий в парламенте и за его пределами резко выступили против.

А как же иначе - и кому хочется выглядеть в глазах избирателей притеснителем самых малооплачиваемых граждан.

Надо учесть, что в России существует специфическое восприятие действительности пожилыми людьми. Выросшие в советском государстве, которому они отдавали все, а взамен получали гарантированную пенсию, позволяющую выживать, они и сейчас надеются на государственную поддержку в старости, не особенно вдаваясь в рыночные реалии. И они не будут разбираться, почему в Пенсионном фонде с каждым годом растет дефицит до триллиона рублей, и уже сейчас правительство обеспокоено, чем же его наполнять, тем более что из всего объема средств на выплату пенсий на долю Пенсионного фонда приходится только 37%, остальные 63 возмещает федеральный бюджет. Иными словами, пенсионеры получают деньги, которые, по идее, могли быть потрачены на другие, в том числе и социальные проблемы. Поначалу Кудрин пытался полемизировать и предложил отдать проблему на решение специалистам. Затем предложил провести межпартийную научную конференцию, на которой могли бы быть рассмотрены вопросы возможного повышения пенсионного возраста. Трудно предугадать решение этой конференции, но суровая действительность так или иначе повлияет на политиков и принудит их более активно работать над решением пенсионной проблемы в целом. Вероятно, с окончанием летних каникул парламентарии вернутся к этой теме, которую сейчас замалчивают и политики, и представители правительства, утверждающие, что не пытаются пересматривать возраст пенсионеров.

Пенсионная реформа - пожалуй, самая обсуждаемая экономическая проблема в России. Жаль только, что обсуждения эти проходят все больше не в экономической плоскости, а используются для решения политических, зачастую сиюминутных, вопросов. Оно и понятно - пенсионеры составляют все большую часть общества, а следовательно - и электората. И политики стараются выглядеть в их глазах наилучшим образом. Это, кстати, не российское ноу-хау: в большинстве европейских стран пенсионный фактор во многом определяет предвыборные программы партий, претендующих на власть. Германские политики, например, не скрывают, что в своих предвыборных программах стараются в первую очередь ориентироваться на пенсионеров. Что, впрочем, не мешает им пересматривать пенсионный возраст в сторону его увеличения. Но такова уж суровая реальность, которая заставляет отходить от привычного клише скромного обаяния старости, заслуженно приходящей к пожилым людям. В частности, во Франции предусмотрено повышение пенсионного возраста с 60 до 62 лет к 2018 году. И такой вариант типичен для Европы в целом, поскольку на 100 пенсионеров приходится 150-160 человек, платящих пенсионные взносы. И если сейчас в 27 странах Евросоюза средний возраст выхода на пенсию составляет 60 лет, то скоро смогут поднять пенсионный возраст для всех до 65 лет.

Однако увеличение возраста никакая не панацея. Она несколько оттягивает, но не решает полностью проблему российской пенсионной системы. Как посчитали, за последние несколько лет величина средней пенсии поднялась с 27% средней заработной платы до 40%, почти европейского уровня. Но сможет ли российская экономика и далее выдерживать такую нагрузку? Вряд ли.

Для удержания высокого уровня пенсии в России необходима адекватная реформа долгосрочного характера, создающая механизм, который увязывает источники финансирования пенсии с получением пенсий как всеми пенсионерами в целом, так и пенсионерами отдельных категорий. Да, социальная часть бюджета страны даже в кризисные годы не сокращалась, пенсии и росли, и индексировались. Но ведь во всем мире пенсионные деньги сами «работают», приносят прибыль, позволяют обеспечивать стариков самым необходимым. У нас же деньги идут из бюджета и внебюджетного фонда, который, по сути, так или иначе тоже часть бюджета. Но только обособленная. И все же надо признать, что пока метания властей с целью реструктурировать пенсионные денежные потоки - ввести накопительную часть, то есть понуждать людей и самим что-то платить в Пенсионный фонд, а также монетизация льгот - не получили поддержки, а порой и вовсе вызвали резкое сопротивление.

Поэтому эксперты рассматривают «пенсионную отсрочку» лишь как один из вариантов решения проблемы. Вот только какой именно проблемы: дефицита Пенсионного фонда, повышения уровня жизни пенсионеров, обеспечения экономики квалифицированными кадрами? Ликвидация дефицита может произойти разными способами. Повысятся цены на нефть, и государство сможет дать больше денег. Ну а если не повысятся? Можно увеличить социальный налог. Но уже сейчас предприниматели грозятся увести зарплаты в тень, потому что и так много платят. Наконец, можно покончить с остатками социализма - Россия единственная в мире страна, где сами люди ничего не платят в Пенсионный фонд. Следовательно, надо убедить их самих вкладывать деньги в будущую пенсию. Но это и будет самым непопулярным решением. Хотя следует признать и самым эффективным.

09.09.2010 Трибуна
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.