Статьи

Новая пенсионная идеология

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники
Спорить о повышении пенсионного возраста и об изменениях других параметров пенсионной системы как минимум не плодотворно. Необходимо стимулировать прежде всего само население заботиться о личных сбережениях
 
Споры о том, что делать с пенсионной системой, ведутся уже много лет. На фоне сдержанных рассуждений о совершенствовании действующей модели звучат голоса и о ее грядущем полном коллапсе. Предлагаются даже радикальные меры от поднятия планки пенсионного возраста до перехода к всеобщей уравниловке (выдаче минимальных пособий для лиц преклонного возраста). Общество, впрочем, сильно не паникует, но и особого оптимизма по поводу пенсий не испытывает. Связано это с тем, что будущим пенсионерам сегодня есть чем заняться, а старикам остается верить, что их не бросят. Периодические заявления первых лиц с уверениями по этому поводу их успокаивают.
 
Для паники на самом деле нет причин: в целом действующая в стране пенсионная модель не плоха. Буксует только выплата нынешним пенсионерам. Дело в том, что они получают пенсию целиком из бюджета, который частично заполняют граждане страны налогами, социальными отчислениями работодателей. В России, как и в других странах Европы, назрела демографическая проблема рождаемость падает, а срок жизни пенсионеров растет. Естественно, возникает разрыв: за счет работающих содержать пенсионеров становится невозможно (сегодня на одного пенсионера приходится двое работающих, и, по некоторым расчетам, лет через десять коэффициент может сократиться до соотношения один к одному). В Европе с этим разрывом борются уже давно, в том числе путем повышения пенсионного возраста. Но в России этот ход ничего не изменит. «Сыграет роль увеличение отчислений гражданина на свою будущую пенсию, на накопительный элемент или на базовый, или на страховой», декларирует руководитель отдела продаж институциональным и государственным клиентам УК «Тройка Диалог» Анна Ведерникова.
 
Как известно, у людей, которые еще работают, но уже через два-три десятилетия выйдут на пенсию, она будет состоять из нескольких частей. Первая базовая, или, говоря проще, минимальные пособия по старости. Вторая страховое покрытие, которое будет платиться при наступлении страхового случая, а именно по достижении пенсионного возраста. И эта часть должна быть приближена к тому объему денежных средств, которые мы зарабатываем в трудоспособном возрасте. Третья составная часть, которая появилась при ныне работающем поколении, накопительная. В такой модели, где есть базовая, страховая и накопительная части, мало кто сомневается, считают эксперты. «Коллапс относится скорее к вопросу выплаты пенсионных обязательств действующим пенсионерам. История с накопительной пенсией долгая, отдача начнется нескоро. Но нынешнее полукризисное состояние и будущее участие «живых» накоплений граждан на личных пенсионных счетах никак не связаны. При длинных сроках накопительная часть крайне актуальна для нынешней молодежи при нормальном, спокойном развитии финансового рынка, стабильной системе и ограниченном числе кризисов в стиле «восьмого года» нынешняя молодежь, действительно, может накопить к пенсии значительные суммы», замечает начальник отдела развития продуктов управления активами ФГ БКС Сергей Сулимов.
 
С ним солидарны другие опрошенные нами эксперты: простые решения в пенсионной сфере невозможны. Необходимо осторожно развивать и действующую систему, но параллельно добавлять в нее возможности для разных социальных групп. «Если ты хорошо зарабатываешь, значит, государство не должно много на тебя тратить. У тебя же была возможность в молодые годы накопить себе на пенсию. Ну вот и копи себе. А если ты работаешь где-то, но не можешь о себе позаботиться, откладывая на пенсию, тогда в этом случае должен включиться твой работодатель. Зачем создавать такую среду, когда человек уже не знает будет у него пенсия или нет? Нужно четко знать, что она будет, но будет такой, какой ты сможешь ее сделать», резюмирует Анна Ведерникова. В качестве актуальных механизмов, способных вытащить саму идею пенсионных выплат из депрессивного состояния, предлагается ряд финансовых инструментов это корпоративные структуры и негосударственные пенсионные фонды (НПФ).
 
Рискованные фонды
 
До сих пор основная часть работающего населения проявляла полное безразличие к накопительной части своей пенсии. Таких граждан на профессиональном жаргоне называют «молчунами». По закону их накопления автоматически передаются Внешэкономбанку. В конце 2010 года под контролем этой госкорпорации находилось 80% всех пенсионных накоплений, несмотря на то что их доходность в 2005-2010 годах была в среднем на 3-5% ниже, чем в большинстве НПФ.
 
По итогам 2011 года в России действовало около 150 НПФ, из них всего девять с наиболее крупными пенсионными резервами (см. таблицу). На долю остальных приходились лишь 13,8% всех пенсионных резервов. Стоит отметить, что их большая часть сосредоточена в рамках фондов российских компаний-монополистов. Крупнейшим НПФ является «Газфонд», обслуживающий в основном пенсионные программы «Газпрома». В октябре 2011 года в нем было сосредоточено 44% всех пенсионных резервов, хотя на сам фонд приходилось лишь 3,3% от числа всех участников системы негосударственного пенсионного обеспечения (НПО). На втором месте был НПФ «Благосостояние» работников РЖД (22% всех пенсионных резервов). Таким образом, две трети средств системы НПО были сосредоточены в двух фондах (см. график 2). «Тот факт, что российская система НПО сводится в основном к обслуживанию пенсионных программ нескольких корпораций, не случаен. Руководство большинства предприятий и их работники проявляют пока мало интереса к добровольному пенсионному страхованию. Однако корпорации монополистического типа в нефтегазовой промышленности и некоторых других секторах экономики являются исключением. Уровень зарплат в них намного превышает средний по стране, тем более он несопоставим с низким уровнем пенсий в системе обязательного пенсионного страхования. Поэтому увольнение работников (например, по достижении пенсионного возраста) создавало бы социальное напряжение. Обеспечивая работников дополнительными пенсиями, корпорации получают больше свободы в проведении кадровой политики», комментирует доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Николай Дементьев. По сути, эти фонды прообразы корпоративной системы страхования.
 
Тем не менее, несмотря на авторитет монополий и других промышленных гигантов, пенсионные резервы, сосредоточенные во всех НПФ, к концу 2011 года составляли лишь 670 млрд рублей. Это капля в море. К тому же все последние годы система НПО вообще пребывает в стагнации (чему немало способствовал и кризис 2008 года). В октябре 2011 года количество участников НПО даже сократилось по сравнению с октябрем 2007 года. Пенсионные резервы за эти четыре года увеличились в 1,5 раза, однако в реальном выражении (с учетом инфляции) прирост не превысил 5%. «Стагнация системы НПО побуждает НПФ (и небезуспешно) бороться за привлечение пенсионных накоплений из системы ОПС. Только за январь-сентябрь 2011 года количество застрахованных лиц по ОПС, доверивших пенсионные накопления негосударственным фондам, возросло с 7,8 до 11,5 миллиона человек, а объем пенсионных накоплений в НПФ с 155 до 340 миллиардов рублей», говорит Николай Дементьев (см. графики 3, 4). Если такие тенденции сохранятся, то через два-три года управление пенсионными накоплениями (которые, по сути, являются принудительными) станет основной функцией российских НПФ, считает Дементьев.
 
Однако интерес к НПФ растет не только со стороны «обязанных» граждан. Народ постепенно все-таки осознает, что инвестиции на рынке на длинном промежутке будут более интересны, чем другие возможные вложения. Поэтому растет и число «добровольцев». По данным Национального агентства финансовых исследований, НПФ считаются одним из самых эффективных инструментов инвестирования среди активной интернет-аудитории. Вложения в фонды одинаково популярны среди респондентов как со средним, так и с высоким уровнем доходов. Так, например, среди тех, кто может без труда приобрести вещи длительного пользования, за исключением дорогих покупок, вклады в НПФ делают 23%, а среди респондентов с наиболее высоким уровнем жизни (кто может себе позволить все, в том числе и покупку квартиры) 26%. И подобные инвестиции чаще всего совершают респонденты средней возрастной группы от 25 до 44 лет. Две трети тех, кто инвестирует в НПФ, практикуют это не так давно не более двух лет. Значит, тренд новый.
 
Несмотря на растущую популярность НПФ, сегодня доходность фондов низкая. 11-13% заявленных доходов НПФ на фоне высокой инфляции практически обнуляются. В НПФ «Благосостояние» и «ЛУКойл-Гарант», по данным сайта PensiaMarket, в течение 2005-2010 годов было сосредоточено около четверти всех пенсионных резервов населения. В первом из них годовая доходность составила в среднем 10,8%, а во втором 11,1%. «В реальном же выражении обе величины едва превышали нулевой уровень, так как средний темп прироста потребительских цен в 2005-2010 годах был равен 10,4 процента», считает Николай Дементьев. Он также полагает, что одной из причин низкой реальной доходности были высокие административные издержки НПФ. В 2010 году, например, расходы всех фондов по размещению пенсионных резервов составили 49 млрд рублей, или 8,7% от суммы все пенсионных резервов на начало 2010 года.
 
Другие эксперты видят причину низкой доходности НПФ в жестком ограничении инвестиционного портфеля фондов Минфином. «Сегодня НПФ эффективным инструментом инвестирования назвать нельзя. Их возможности по инвестированию накопительной пенсии крайне ограничены. Прямые, венчурные инвестиции, инвестиции в недвижимость практически невозможны (да и теоретически тоже). Остается только крайне ограниченный список, утверждаемый Минфином. Предлагается внести изменения в состав активов, включив в них, например, паевые инвестиционные фонды (ПИФы). Поскольку в российской практике уже существуют ПИФы недвижимости, венчурных инвестиций и другие. Через этот инструмент «длинные» деньги пенсионных накоплений действительно могут стать эффективным инструментом», считает Сергей Сулимов.
 
Впрочем, не исключено, что представители НПФ лукавят, утверждая, что инвестируют средства лишь в надежные инструменты (госбумаги, акции российских эмитентов, муниципальные облигации). Поступления от ОПС действительно вкладываются в надежный инвестпортфель, который контролируется государством. А вот часть, поступающая от ДПС, инвестируется и в рискованные инструменты. По оценке Николая Дементьева, в 2010 году корпоративные акции и паи в ПИФах составляли 48% всех активов НПФ. То, что деятельность фондов не отличается особой прозрачностью, влияет и на уровень доверия граждан к этому инструменту. Большинство, в отличие от продвинутой на рынке инвестиций аудитории, в НПФ не верит (см. график 1).
 
Все-таки эксперты считают, что риск в этой ситуации дело не просто благородное, но и оправданное. «Риск потери накоплений есть. Если мы хотим жить при рыночной экономике и иметь дело не только с государством, но и другими рыночными игроками, то мы должны понимать, что риск, когда не все выживут, всегда существует. Поэтому человек к выбору формы накопления своей пенсии должен подходить осознанно. Существует много параметров, которые можно про-анализировать и оценить, насколько сильный тот или иной фонд. К примеру, можно посмотреть, как часто менялись хозяева, финансовую отчетность, как компания пережила 2008 год. Это не самая, может быть, прозрачная информация, но если озадачиться такой целью, то выбрать себе надежного партнера возможно», советует Анна Ведерникова. Тем же, кто осторожничает, остается довериться традиционному финансовому инструменту банку.
 
Банки прозрачнее
 
Ставки по депозитам остаются высокими, поэтому львиная доля населения по-прежнему предпочитает держать деньги на счетах в банках. Сегодня там сосредоточено 9,5 трлн рублей физлиц (см. »Пахнет средним классом» в «Эксперте» № 12 за 2012 год). Напомним, пенсионные резервы во всех НПФ в конце 2011 года составили лишь 670 млрд рублей.
 
В Сибири проживают менее 20 млн человек. Сбережения в банках имеют более 4 миллионов. Причем у 41,9% этих лиц вклады, по данным Агентства по страхованию вкладов, превышают миллион рублей. Значит, в Сибири по большому счету копить могут лишь 2 млн человек. И, по всей видимости, большая часть этих продвинутых людей живут в Новосибирске. По данным отделения ПФ по Новосибирской области, за девять лет существования у российских граждан возможности выбора пенсионных инвестиций, заявления о распоряжении своими накоплениями подали более 600 тыс. новосибирцев (42% от общего числа граждан, имеющих такое право). Из них НПФ доверились 584 тыс. человек, частным управляющим компаниям всего 18 тысяч. 831 тысяча клиенты Внеш¬экономбанка, или «молчуны». Тем не менее в Новосибирской области доля «активистов» выглядит довольно солидно. Но такая диспозиция наблюдается только в этом регионе. В остальных сибирских городах ситуация гораздо скромнее. В среднем «активистов» там 10-15%. Можно предположить, что количество вкладчиков с серьезными сбережениями в банках и количество «активистов» в системе ДПС примерно совпадают. А скорее всего, и пересекаются. Другими словами, лица, которые привыкли распоряжаться своими накоплениями, имеют определенный опыт инвестирования и диверсификации сбережений, а потому и вкладываются в НПФ. Что касается «молчунов», то среди них люди не только с низким достатком и минимальными сбережениями. Многие опрошенные нами предприниматели с вполне рентабельным бизнесом отвечали, что вкладывают всю прибыль в бизнес и не думают о пенсии ни об обязательной, ни о добровольной. Это менталитет людей, живущих сегодняшним днем. Резюме: в Сибири подобные граждане в подавляющем большинстве.

Корпорации оптимальнее
 
Растормошить «молчунов» может корпоративное страхование. Для таких граждан, не способных позволить себе лишние отчисления, было бы целесообразно создавать корпоративные пенсионные системы. Когда работодатель заинтересован в гражданине как в сотруднике, в качестве поощрения он кладет средства на его пенсионный счет. «НПФ, кроме расширения добровольных для более обеспеченных людей, также могут создавать корпоративные программы для предприятий. Для фондов это тоже бизнес. Если они придут на предприятие и скажут мы готовы поддерживать вас, администрировать пенсионный план. А предприятие пусть внесет первоначальный взнос на имя каждого сотрудника. Давайте мы будем копить и расти дальше. Хотя это направление пока только обсуждается», говорит Анна Ведерникова.
 
Корпоративное страхование действительно интересная вещь как в коммерческом, так и в социальном плане. Вероятно, такую функцию на начальном этапе могли бы взять на себя крупные и стабильные компании, коих в Сибири не так уж и мало. Это позволило бы им предложить работникам дополнительные социальные гарантии и одновременно мотивировать их на качественный и плодотворный труд. При этой системе топ-менеджеры компаний могли бы продать часть акций корпоративному пенсионному фонду, чтобы у будущих и настоящих пенсионеров появилась «кровная» заинтересованность в эффективном управлении и развитии бизнеса.
 
Кстати, с начала 1980-х годов США, Великобритания и многие другие страны провели реформы, смысл которых заключался в налоговом стимулировании добровольного участия населения в частных пенсионных программах. «Эти программы обычно открываются предприятиями, в них часть пенсионных взносов поступает из заработной платы работников, другая из прибыли предприятий (которые вычитаются из налогооблагаемой прибыли предприятий). Частные пенсионные программы примерно две трети пенсионных денег инвестируют в корпоративные акции и в паи взаимных фондов (аналогов российских ПИФов). В годы экономического подъема эти финансовые инструменты показывали высокую доходность и активы пенсионных фондов быстро росли», комментирует Николай Дементьев. В этом смысле здесь даже не нужно изобретать велосипед, в мире давно все придумали.
 
В любом случае, пока государство определяется с тем, что же ему делать с пенсионной системой, работающему и только обучающемуся поколениям не стоит уповать на милость государственной машины. Необходимо взрослеть и начинать самостоятельно заботиться о своем будущем, задумываясь о приемлемых лично для каждого инвестициях и вложениях.
 
Негосударственные пенсионные фонды (НПФ) составляют основу НПО, но они обслуживают и застрахованных в системе ОПС, которым позволено переводить свои пенсионные накопления в надежные НПФ. Поэтому лица, которым НПФ выплачивают либо будут выплачивать пенсии, делятся на участников по НПО и застрахованных лиц по ОПС.
23.04.2012 ExpertOnline
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.