Статьи

Как украсть триллион

Поделитесь с друзьями ВКонтакте Twitter Facebook Одноклассники
27 сентября правительство должно решить: что делать с пенсионной системой. Казна больше не в состоянии покрывать огромный дефицит Пенсионного фонда. Все лето в кабинетах заинтересованных ведомств кипят страсти: главный вопрос - судьба 1, 9 трлн рублей, лежащих на накопительных пенсионных счетах граждан. Вплоть до последних дней чиновники намеревались изъять их для покрытия дефицита. Но в первых числах августа настроения в верхах внезапно поменялись. Что происходит - выяснял The New Times
 
В бюджете Пенсионного фонда России - гигантская дыра, дефицит достиг 1 трлн рублей. Все последние годы, пока дыра медленно росла, недостачу восполняли за счет средств федерального бюджета. Но триллион - сумма неподъемная (1 Для сравнения: в бюджете-2012 на образование и здравоохранение, вместе взятые, выделяется 1, 2 трлн рублей.). Еще в марте Владимир Путин дал задание правительству: надо найти такой способ реформирования пенсионной системы, чтобы дыры ни в госбюджете, ни в бюджете ПФР не было. Дело оставалось за малым: взять откуда-то недостающий триллион.
 
Раскол в верхах
 
В апреле Министерство здравоохранения и социального развития во главе с тогдашним министром, а ныне помощником президента РФ Татьяной Голиковой предложило изменить порядок формирования Пенсионного фонда. Сейчас с каждой зарплаты сотрудника, родившегося позже 1966 года, работодатель перечисляет 16% в ПФР на страховую часть пенсии и 6% на накопительную в негосударственные пенсионные фонды или в ВЭБ - по желанию будущих пенсионеров. Идея Минсоцздрава была проста: обязательную накопительную часть пенсии отменить и 6% тоже направлять в «общий котел» - на счета ПФР. То есть те средства, которые перечислялись на индивидуальные счета работников в качестве прибавки к будущей пенсии, предлагалось изъять на текущие выплаты сегодняшним пенсионерам. А поскольку граждане от 45 лет и младше, по данным Минфина, уже накопили почти 1, 9 трлн рублей (на конец I квартала 2012 г.), то вопрос с недостающим триллионом будет легко решен. Чиновники предлагали вернуться, по сути, к прежней советской распределительной системе, когда размер пенсии гражданина зависел вовсе не от того, сколько он готов отложить себе на старость, а от продолжительности его трудового стажа и средней величины заработка. Наследник голиковского Минсоцздрава - нынешнее Министерство труда и социальной защиты - полностью поддерживает этот подход.
 
Другой позиции придерживалась группа чиновников Министерства финансов РФ: предложенные Минтруда меры - по сути своей экспроприация. И она незаконна: по нынешнему законодательству накопительные счета являются собственностью граждан и даже передаются по наследству. Поэтому надо от накоплений не отказываться, а, наоборот, их активизировать, поскольку иначе шанса на достойную старость у людей просто не будет в силу демографической ситуации: ведь работающих год от года становится все меньше, а вышедших на пенсию - все больше.
 
Сторонниками первой концепции выступают министр труда и соцзащиты Максим Топилин и вице-премьер по социалке Ольга Голодец. В том же лагере - глава Центробанка Сергей Игнатьев, а также помощник президента РФ Татьяна Голикова. Состав противников отмены накопительного компонента пенсий также внушителен: первый вице-премьер Игорь Шувалов, министр экономического развития Андрей Белоусов и министр финансов Антон Силуанов.
 
На проходивших все лето чуть ли не в еженедельном режиме заседаниях рабочей группы по развитию пенсионной системы Минтруд упорно продвигал свою концепцию: иначе, мол, придется поднимать пенсионный возраст, а пожилые граждане этого не поймут. Что же касается закона, то нынешняя Дума исправит его с той скоростью, с которой это будет необходимо. И вплоть до начала августа Минтруд имел явный перевес в этом аппаратном противостоянии. По информации The New Times, представители ведомства Максима Топилина, оказывая давление на оппонентов, намекали на то, что их подход уже одобрен президентом, поэтому, дескать, обсуждать можно все что угодно, кроме накопительной части пенсии - ее отмена предрешена, и на 27 сентября уже назначено заседание правительства, где соответствующая концепция должна быть одобрена! О том же свидетельствовала и позиция помощника президента по экономике Эльвиры Набиуллиной, которая поддерживала именно Минтруд, а не Минэкономики - ведомство, которое вплоть до недавнего времени сама возглавляла.
 
Важное обстоятельство: представителям Минтруда не удалось увести все обсуждение «в кулуары» - их позиция стала известна и вызвала бурю возмущения в экспертных кругах. С публичной критикой этой позиции выступили влиятельный глава Сбербанка Герман Греф, к мнению которого по экономическим вопросам Владимир Путин всегда прислушивался, авторы «Стратегии 2020», в том числе Сергей Гуриев, Евсей Гурвич, Евгений Ясин, наконец, сразу четыре ассоциации профессиональных участников финансового рынка, направившие открытое письмо в адрес президента страны с просьбой «остановить ликвидацию накопительного элемента пенсии».
 
Как бы то ни было, буквально на днях позиция Набиуллиной изменилась на 180 градусов: собрав на срочное совещание участников рабочей группы, она заявила, что накопительный компонент пенсионной системы уже сложился и отменять его никак нельзя. И вообще «гнать лошадей» к 27 сентября не стоит, а принятию столь масштабных решений должна предшествовать полноценная общественная дискуссия.

Вмешалась политика
 
Президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев, участвовавший в совещании у Набиуллиной и рассказавший The New Times о том, что там происходило, считает, что помощник президента не могла изменить публично свою позицию, если ее не изменил сам президент. Что его подвигло к этому?
 
Казалось бы, экономические доводы противников концепции Минтруда более чем серьезны. Во-первых, миллионы людей, волей-неволей включившихся в процесс накопления средств на старость, в очередной раз окажутся «кинутыми» государством - их деньги просто-напросто будут конфискованы.
 
Во-вторых, отказ от накопительной пенсии означает фактическую гибель системы негосударственных пенсионных фондов, которой на сегодняшний день 15, 4 млн. человек уже доверили в управление 0, 5 трлн рублей.
 
В-третьих, столь резкое изменение правил игры на рынке пенсионных услуг - плохой сигнал для инвесторов: с отменой накопительной пенсионной системы страна лишится важного финансового инструмента - длинных денег, долгосрочного инвестирования инфраструктурных проектов.
 
Но по мнению Михаила Дмитриева, дело не в экономике. Решающим фактором стал страх. И не страх перед тем, что закон не позволяет отбирать накопленные на пенсионных счетах средства: нынешняя Госдума поправит и примет что надо и когда надо, то есть в самые сжатые сроки. Другой вопрос - политические риски. Власти откровенно испугались, вспомнив протесты против монетизации льгот. Да, с аппаратной точки зрения отобрать накопленные деньги у людей и бросить их на затыкание дыры в Пенсионном фонде - блестящее решение. Но оно вполне конкретно бьет по интересам тех, кто сейчас моложе 45 (именно они имеют право на обязательные накопления), а также тех, кто неплохо зарабатывает, разбирается в финансах и доверяет свои накопления частным, а не государственным фондам. По мнению Дмитриева, кто-то сумел объяснить президенту, что именно эта часть населения и составляет костяк того массового протестного движения, что возникло в последние месяцы. Если теперь по ним нанести еще и финансовый удар, лишив права накопить себе на достойную старость, предстоящий сезон осенних протестов грозит стать еще более масштабным: к политическим лозунгам «рассерженных горожан» добавятся экономические, и тогда и левые, и правые, и националисты, и патриоты выйдут на площади в одном строю. Именно подобные риски, считает Дмитриев, и заставили власти нажать на тормоза. Окончательно ли?
 
Требуется консенсус
 
Чиновники Министерства труда все равно не откажутся от своей концепции, не скрывает пессимизма руководитель Экспертной экономической группы Евсей Гурвич, разве что формулировки заменят: например, вместо обязательных накопительных отчислений предложат ввести добровольные. Дескать, кто хочет, тот сам копит на старость, а кто не хочет, тот получает только распределительную часть из «общего котла». Такой подход Гурвич считает ложным выбором: очевидно, что подавляющее большинство не захочет либо не сможет откладывать деньги на десятилетия вперед, вместо того чтобы тратить их сейчас: «Это все равно что предложить каждому добровольно решить - платить налоги или не платить налоги: в результате такого «волеизъявления» бюджет страны рухнет». Соответственно, «добровольность» накоплений, по мнению эксперта, будет означать неизбежную гибель накопительной системы и скорый крах поддерживающих ее институтов - негосударственных пенсионных фондов.
 
А вот Михаилу Дмитриеву последние события внушают определенный оптимизм: он надеется, что скоропалительных и подковерных решений об изменении пенсионной системы правительство принимать не будет, а к концу сентября - началу октября, видимо, появится лишь некий концептуальный документ, который будет вынесен на общественное обсуждение. В конце концов, вопросы пенсионного обеспечения касаются абсолютно всех граждан страны, и общество должно выработать консенсус по поводу того, как эта система будет функционировать. Дмитриев в качестве примера привел Польшу, которая недавно тоже меняла свою пенсионную систему. Этому предшествовало более десяти лет публичных споров, но в конце концов устраивающие всех компромиссы были найдены. Найдет их и российское общество, если, конечно, его допустят до дискуссий.
14.08.2012 The New Times
Комментарии к новости:
Оставьте ваш комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться, если вы зарегистрированный пользователь, или зарегистрироваться, если нет.